укр eng рус
форуми | щоденники | YouTube | спільноти | архіви | пошук | uaмото | ПДР | FAQ | контакт | реклама | крамниці | хто є хто | 2017
ПОШУК МОТО | 26.8
https://oh.ua/greencard/
Ім'я: Пароль: Забули пароль ? +РЕЄСТРАЦІЯ [?]
Увага! Вхід по незахищеному з'єднанню. Щоб захистити передачу даних клікніть тут »

Архів: Подорожі [»]

Подорожі

Иссык-Куль или шо?

в livejournal в facebook


Переглядів: 829 • Останній перегляд: 21/11/2017 15:14


Как и каждая история, наша начиналась с первых шагов, мыслей, порождающих их и вершится тем, что, обернувшись назад, перед глазами открываются просторы, полные событий, галерей картин памяти и ценного опыта. Для нас, путешественников, всегда есть блюда и деликатесы, разбросанные по всему миру, которые хочется отведать, смаковать и забрать кусочек их с собой, в шкатулку личной истории, будто делая себя еще более изощренным гурманом, обогащая свою жизнь познаниями всего величия Природы, Стран, их людей.

Самое красивое и самое большое озеро Кыргызстана - озеро Иссык-Куль. Оно расположено в северо-восточной части республики между хребтами Северного Тянь-Шаня: Кунгей Ала-Тоо (обращенные к солнцу) и Терскей Ала-Тоо (обращенные от солнца) на высоте 1609 м над уровнем моря. Иссык-Куль является вторым в мире по размеру высокогорным озером после озера Титикака и уступает по чистоте воды лишь знаменитому Байкалу.

Идея посетить его была спонтанна и проста, как, впрочем, и все гениальное в этом мире. Нас было трое, на трех различных эндуро: Сергей (Ястреб) на Варадеро, Виктор на Трансальпе 650 и я, автор рассказа, на R1200GS Adventure. Ребята много ездят вместе, создавая своего рода тандем, и я был приглашен присоединиться как новое лицо с несколько иным опытом и разделяющий интерес к данному направлению путешествия. Мое решение участия было легким и мгновенным, хотя, в связи с моим вынужденным отъездом заграницу, все складывалось так, что в лучшем случае мне пришлось бы догонять ребят через несколько дней после старта. Однако благодаря удачно сложившимся обстоятельствам, я успел вернуться вовремя и выехали мы все вместе.

Старт был заявлен на 5 июля 2008 года, однако Сергей выехал на день раньше в Донецк, где должен был закачать карты в недавно купленный навигатор.

Мы встретились все за Донецком на берегу некоего искусственно вырытого озера, похожего на бетонный ставок, какие часто встречаются, путешествуя по родным краям, и направились в сторону российской границы. По дороге мы попали под ливень, а когда выехали из его полосы, стали свидетелями той редкой красоты, которую можно увидеть лишь однажды: небо было покрыто волнистыми облаками с взрыхленными рельефами, которые словно каскадами клубились и наползали друг на друга, впитывая в себя желто- оранжевый свет заходящего солнца, создавая впечатление глубокой небесной мистики.

Мы достигли границы, когда было уже темно, оформление заняло томительно много времени и поразили именно наши таможенники, которые как на выезде из страны, так и потом, на въезде, досматривали нас вплоть до содержания кошельков. Россия открылась нам далеко за полночь. Выехав из Украины, мы вновь въехали в Донецк, но уже российский. Жутко хотелось спать и, проехав часть города, мы свернули в глубь частных домов и, интуитивно петляя между ними, выехали на окраину, где начинались луга. Там, под забором последнего дома поставили палатки и, разобрав все вещи, отметили нашу первую ночь в дороге.

На следующий день проснулись не рано и от части из-за припекающего утреннего солнца, создающего в палатке парниковый эффект. Мы еле вылезли из своих домиков и, словно гигантские ленивцы, медленно перебирая вещи, принялись паковать их обратно. Однако, когда, в конце концов, когда к полудню все было упаковано на мотоциклы, над нами прогремел гром и несколькими мгновениями позже начался ливень. Как по команде, мы все без слов стали вновь разбирать вещи и собирать палатки. Виктор, наверное, установил мировой рекорд, поставив свою палатку примерно за 20 секунд. А примерно еще через 10 минут все вокруг стихло. Грозовая туча медленно поплыла дальше, оставляя под собой серую пелену сильного дождя, а мы вновь принялись собирать разбросанные вещи все с той же медлительностью, все еще не оставляющей нас с момента пробуждения.

В начале второго мы выехали. Ситуация на российских дорогах мало чем отличалась от таковой на украинских. Перед поездкой нам много рассказывали про строгость нравов российского ГИБДД и якобы тотального соблюдения водителями правил дорожного движения. Я же был крайне удивлен после того, как меня трижды в наглую чуть не снесли с дороги водители автомобилей, совершавшие обгон с выездом на встречную полосу движения.

Первое место, которое меня поразило в России, был Дон. Вернее не сама река, а его склоны в том месте, где мы ее пересекали. Их рельеф был более схож с аккуратно выгравированными волнистыми стенами, напоминающими гигантскую стиральную доску, уходящую своими линиями, словно крепостными стенами в воды реки.

В целом по дороге на Волгоград природа ничем не отличалась от нашей. Те же поля, те же посадки, тот же асфальт. На подъезде к Калачу-на- Дону у нас произошло первое близкое знакомство с «гуманной» российской ГАИ. Мы двигались один за другим по достаточно широкой дороге, при нахождении на которой фуры можно было свободно обогнать ее без выезда на полосу встречного движения. Подъезжая к перекрестку, где дорога уходила под прямым углом влево, я, заметив автомобиль ГАИ, но с уверенностью правильности маневра совершил опережение Жигулей в пределах своей полосы движения. Виктор сделал то же самое. Мы едва проехали поворот, как инспектор с энтузиазмом пригласил нас остановиться. Далее все происходило машинально: остановка, съем шлема, перчаток, доставание документов, шаг на встречу к идущему инспектору и передача документов по требованию. Меня пригласили присесть в машину, показывая фотоотчет нашего движения по дороге на мониторе специального устройства слежения. И со словами, что мы грубо нарушили правила движения, выехав на встречную полосу, принялись составлять акт изъятия прав. Далее последовал спор двух умов: обвиняемого и голодного. На снимке прекрасно было видно по границам насыпи вдоль внутренней части дороги, что мы в момент съемок находились в ее пределах, однако инспектор доказывал обратное. Мои приглашения выйти из машины и подойти рассмотреть этот участок дороги ближе были тщетными. Пришлось обратиться к второму варианту решения вопроса: «Сколько?» Ответ последовал незамедлительно: «1000 рублей с одного или 1500 за двоих».

В конце концов, мы въехали в Волгоград. Часы показывали 21.30.

Еще в сумерках на въезде в город можно было разглядеть гигантский мемориал Родина-Мать на Мамаевом кургане. Ребятам необходимо было разменять доллары на рубли для заправки, и наши мотоциклы понесли нас в центр, где мы полагали, что с легкостью можно будет найти обменный пункт, как это всегда бывает у нас на Украине. Однако, проехавшись по большим улицам центра, так и не встретили ни одного обменного пункта. Как следствие, было решено оставить мотоциклы и попросить местных жителей о помощи в поиске, однако, те только разводили руками. И, пока мы стояли, озадаченные, к нам сначала подъехал один мотоциклист, но на автомобиле (Леонид), а потом и еще ребята из местного мотоклуба. Наши новые знакомые объяснили, что здесь, как и в других городах России, культ валюты стал давно забытым прошлым и обмен производится только в банках.

Мы приятно были удивлены тем вниманием, которое было нам уделено! Игорь, один из этой компании, пилот Сузуки Болевар, пригласил нас в свой очень стильный и уютный ресторан грузинской кухни «Мимино», где, поедая бычьи яйца в белом соусе и прочие деликатесы, за милой беседой мы провели около 2 часов. После ужина нас провели в Волжское к месту для палаток на склонах Волги. Оттуда открывался изумительный вид на саму реку, зеленую полосу в низине и Волгоград на другой стороне реки, однако и здесь мы не остались покинутыми. Леонид любезно поддержал нашу сонную компанию и, мирно посапывая в своем микроавтобусе, встретил с нами нащ второй рассвет в этой долгой дороге.

Когда все прощались, мы договорились, что в Астрахани нас встретят ребята из местного мотоклуба, но, подъехав к городу слишком поздно, было решено сразу направляться к границе с Казахстаном. Через эту страну пролегал самый большой отрезок нашего пути, причем не малая часть его, около 700 км, должны были стать для нас настоящим испытанием, ибо пролегали они по пустыне, образовавшейся в следствие высыхания Аральского моря, по местам, где не было ни одной заправки на протяжении многих сотен километров, но царили только пески и безжалостное солнце.

За несколько километров до границы Виктор пробил колесо, и пока мы его бортировали и клеили, в глаза совершенно ненавязчиво кинулись множество кустиков сочной конопли, просто так растущей на обочине дороги. Несмотря на пока еще большую отдаленность пресловутой Чуйской долины, рай для любителей травки начинался еще перед границей страны, где она находилась.

Наконец мы достигли границы. Соглашение Женевской конвенции по туризму от 1961 здесь, как и во всех странах СНГ, не является обязательным. Мы заняли очередь и, пока томились в ожиданиях, решили поговорить с теми, кто въезжал в Казахстан, о том, чего там следует ожидать и чего опасаться. Ответ всех, будь-то казахи либо русские, был одинаков: Казахстан- страна бандитская, бояться всех, в городах, поселках не останавливаться, если, все же, пришлось, то только под бдительным присмотром и с пистолетом за пазухой, ночевать только в гостиницах либо очень далеко от людей, куда даже верблюды дорогу не найдут. Была и еще одна проблема: редкие заправки. На первый взгляд их послушать - пробирает неприятное беспокойство. С таким настроением я подошел к только что подъехавшим трем внедорожным грузовичкам с голландскими номерами для знакомства с их пассажирами. Это оказались крайне приятные молодые люди, две пары из них были супругами, а третья пара просто друзья с приятными улыбками на загорелых и обветренных лицах. Я поделился с ними услышанным, на что те ответили просто и с некоей издевкой: перед въездом в Восточную Европу им многие твердили то же самое, но все было без приключений, а наоборот, и слушать то, что говорят, не стоит.

Кстати, ребята тоже ехали на Иссык- Куль по тому же маршруту, который запланировали мы: напрямую минуя Атырау на Алматы через пустыню. На данном отрезке дорог не было абсолютно, асфальт на Алматы пролегал только через Актюбинск, а это примерно 1000 км дополнительного тагунского крюка.

При прохождении российской границы таможенник так, совершенно почти без приказа, попросил платы ему в широкий и пустой карман. Данное попрошайничество было настолько откровенным, что нам стоило многих артистических усилий сделать вид, что мы не поняли то, о чем он нам на нашем родном русском сказал отчетливо. Однако ответ его на все это был прост: «Ну, ждите!». И мы ждали. Недолго. Пока не обратились к еще одному проходящему мимо таможеннику с вопросом: « А долго ли еще нам ждать?» На что тот абсолютно безучастно ответил вопросом: «А почему вы тут стоите? Езжайте!» И мы поехали.

Россию и Казахстан разделяет большой мост, протягивающийся над широкой долиной, по которой протекает река Бузан, являющаяся рукавом Волги. Первое впечатление от казахской границы было более приятным, чем от российской. Она выглядела более ухоженной и солидной, но в то же время в противовес российской абсолютно коммерческой. При подъезде к ней, возле пропускного пункта, постоянно караулят местные пенсионеры-менялы, готовые купить у въезжающего любую популярную валюту, здесь курс немного занижен, но торговаться с ними можно и нужно. Кстати, более красивых и пестрых денег я нигде не видел, выглядят они как элитные фантики самых различных ярких красок. Курс рубля к тенге 1: 5,1. Выдача документов платная: помимо платного временного ввоза, следует еще оплатить и услуги за оформление, все вместе составляло примерно 20 долларов плюс, естественно, страховка, но за эту плату каждый получает приятный и улыбчивый сервис.

Наконец, Казахстан отрыл перед нами свои необъятные просторы. Было около 12 ночи, мы были голодными, вымотанными и на резерве горючего. По словам местных, ближайшие поселки, в которых можно было заправиться и купить еду, находились на расстоянии примерно 25 и 40 км. Первые километры по дорогам произвели на нас неизгладимое впечатление: похоже, их не ремонтировали еще со времен их создания. Ночи здесь казались еще более дремучими, чем где либо, без включенного света видимость абсолютно отсутствовала, как будто это было в закрытой темной комнате без окон и дверей. Шел дождь. Мы достигли первого населенного пункта, и свернув на его окружную и, выехав почти за линию города, так и не увидели заправку. Исходя из того, что нам говорили, что через 20 км должен быть еще один поселок, мы решил не останавливаться и ехать в направлении следующего населенного пугкта. Виктор и я поехали дальше, Сергей остался, сказав, копаясь в навигаторе, что нас догонит. Разрезая своими фарами сырой ночной мрак, мы спешили достичь сначала продуктового магазина, а потом и заправки. Однако осветляемые фарами края степи так и оставались здесь единственной формой реальности, компьютер отсчитывал последние километры на остатке бензина, скорость в целях экономии падала, а за горизонтом, покрытым вороным бархатным покрывалом, уже на протяжении пятидесяти км не было видно ни огонька. В какой-то момент, когда резерв вычертил цифру 0, я влетел в дорожную яму и мне показалось, что заднее колесо после этого начало плавать по асфальту. Мы остановились. Фар Сергея, следующего за нами, несмотря на то, что наша скорость последние десять километров была невысокой, видно не было. Примерно через полчаса он таки нас догнал и объяснил свою задержку тем, что почти сразу после въезда в страну отключился навигатор и не подавал ни малейших признаков жизни. Решение было принято не ехать дальше, а свернуть с дороги и организовать ночлег. Отъехав примерно пятьдесят метров, затерявшись, как нам казалось, среди песков, редкой растительности и невысоких насыпей, мы поставили палатки и уже скоро окунулись в царство снов.

Утро следующего дня было пасмурным. Временами шел дождь. Находясь в палатке и слушая его, неутомимо клонило ко сну, но перед нами стояла вопрос: у меня бензина- 0, Сергей и Виктор были на резерве, но ехали на последних каплях, как быть дальше?

Было принято решение слить все остатки бензина в один мотоцикл, самый экономный, и отправить гонца с канистрами на заправку. Но куда? Вперед по дороге или назад? Я вышел на дорогу останавливать редко проезжающие автомобили, но долгое время никто не решался остановиться, пока с шестой попытки я не сложил вместе ладони перед приближающимся грузовиком и не показал умоляющий жест. Водитель сказал, что дальше по дороге заправка находится примерно в сотне километров отсюда, поэтому гонца мы послали назад, с надеждой, что чуть более трех литров бензина ему хватит на примерно 50 км дороги. Кстати, пока я стоял на дороге, обратил внимание, насколько хорошо оттуда днем просматривались наши мотоциклы и палатки, но никто, вопреки предупреждениям на границе, нас так и не побеспокоил. Пока Виктор ездил за бензином, Сергей на протяжении двух часов опять пытался оживить навигатор, но тщетно.

Спустя пару часов вернулся Виктор и привез канистры с бензином, мы заправились и двинулись в путь. До первого большого города на нашем пути, Атырау, оставалось около 220 км. Перед нами открылась невообразимая степь, скрывавшаяся от нас до этого в сырой темноте, но полная скрытой жизни. Ровная линия горизонта, исполинское пустое пространство, негромкий посвист ветра. Вокруг не было ничего - ровным счетом ничего, словно мир выбрал эту юдаль, чтобы показать, как он огромен, как прост и в то же время сложен.

На дороге и вдоль ее встречались животные. Если у нас национальным, распространенным животным можно считать коров, то тут же это верблюды - огромные, обветренные и грозные. Объезжать их было несколько страшно, по крайней мере, мне. Создавалось впечталение, что они всем своим видом выражали готовность в любой момент сделать какую- нибудь пакость: плюнуть или сделать бросок в сторону мотоцикла. Но пронесло. Так мы проехали около ста километров, пока не достигли маленького придорожного поселка с заправкой. Его вид произвел на нас неизгладимое впечатление. Казалось, что с тех пор как здесь построили дома, накатали дороги, время остановилось. После дождя все выглядело, как сплошное месиво из глины, с раскисшими хаотичными колейными следами от автомобилей, проходящими сквозь лужи и сопровождающиеся большими отпавшими с них кусками мачмалы. И во всем этом киселе стояли простенькие, но аккуратненькие домики, огражденные небольшими заборчиками, призванными скорее оградить территорию, чем защитить от непрошенных гостей. По такой дороге мы подъехали к заправке, где был только 93 бензин по цене 105 тенге (4, 40 грн) за литр. Заправив под завязку мотоциклы, хотелось еще заправиться и нам, ибо голод был неимоверным и сгрызал желудок еще со вчерашнего вечера. Вернувшись обратно на дорогу, мы поехали дальше вдоль поселка до перекрестка, откуда в его глубь ответвлялась асфальтная дорога, ведущая в центр. Здания вдоль ее стояли все также в пышной и мясистой грязи. Я свернул к первому магазину. Ребята повернули за мной. Пока я делал покупки, Виктор во время разворота в создавшейся жиже не удержал мотоцикл и нырнул в нее. Вот здесь как раз я и почувствовал, насколько бессилен. Чувствуя себя абсолютно опустошенным, я так и не смог помочь поднять мотоцикл, причем с каждым упором на ноги, они, ноги, скользили, словно по льду, заставляя терять равновесие. Я сдался, единственным спасением, как мне казалось, был один единственный откушенный кусочек купленного яблока. И таки да, это помогло. Одно ощущение пищи во рту вернуло телу необходимую мощь. Мы выехали обратно на асфальт в поиске кафе, и мы их нашли, но так и не смогли к ним подъехать, а оставлять мотоциклы на дороге и месить казахстанскую глину, по всем признакам премиум класса, не хотелось до глубины души. С четкой уверенностью того, что дальше по дороге будет еще что-то найдено, мы вернулись на трассу.

Через несколько сотен метров нам таки открылась возможность вкусить местной кухни. Это была самая рядовая забегаловка-наливайка с небольшим выбором по меню. Кафе представляло собой рядовой дом, похоже, перепланированный под общепит. За барной стойкой стояла местная девушка, что удивительно, ни слова не понимавшая по-русски. Все наши старания объяснить, что мы хотим есть, были тщетными. Однако уже скоро на помощь к нам подоспел управляющий, который помог ей нас понять. После заказа мы зашли в соседний зал со столами, за одним из которых уже сидела подвыпившая компания, встретившая нас подозрительными и оценивающими взглядами. Благо дальше этого наше знакомство не зашло. Через некоторое время принесли блюда. Ребята заказали манты и салат, я, с недоверием относящийся к казахской полевой кухне, скромно и со вкусом, яичницу. И та хрустела на зубах, словно чипсы. А ребятам пришлось давиться заказанным, больше похожим по виду и консистенции на кирпичики для желудков. Но что только ни делает голод с человеком! Но несмотря ни на что, все вызывало радость пресыщения.

После вкусного обеда, следуя программе конвента, мы отправились дальше вглубь страны. Впервые в своей жизни я увидел нефтяные вышки, стоявшие вдоль дороги, ласково называемые «Вышки- Бабушки» из- за своих форм, напоминающих склонившуюся над огурцами пожилую женщину. От них, как ниточки, ответвлялись трубы, ведущие к далеко в степи стоящим огромным резервуарам нефтехранилища. Все это разнообразное однообразие разбавлялось еще одним замечательным зрелищем. Признаюсь, не с первого раза я понял, что это было. Но… Степь, это не только равнина, в степи есть еще и холмы, холмики, небольшие, но имеющие право быть так названными. Так вот, на них на первый взгляд воздвижены маленькие поселки с небольшими домиками в мусульманском стиле, как будто в них должны были жить карлики.

Как оказалось при повторном, более внимательном рассмотрении, это были родовые кладбища казахов. Некоторые из них, более поздние, сделанные из дерева, поражали своей архитектурой. Это были небольшие храмы- теремки или мечети с высокими пиками, на острие которых красовался полумесяц с звездой. Казахи с почтением относятся к могилам. Раньше на могилах каялись, приносили присягу. Путнику, которого надвигающаяся ночь заставала в степи, обычай рекомендовал ночевать возле могил, ибо здесь никто не решался совершить над ним насилие. Если у путника было заветное желание, он просил духа погребенного помочь, чтобы оно сбылось. Итак, надгробные памятники напоминали собой дом усопшего, в котором есть только окна. Когда тело уже закопано в землю, на его могиле по периметру воздвигают описанное надгробие, причем внутри него нет ничего: ни цветов, ни венков, ни чего- либо еще. Доступ внутрь исключен. Через маленькое окошко видна только земляная насыпь. На длинной части могилы, если в ней был похоронен знатный человек, писали огромными буквами, кем он являлся, например на одной из могил было написано «КАСЫМ».

Вскоре мы уже подъезжали к первому на нашем пути крупному городу в Казахстане- Атырау. На подъезде, возле дороги лежал мертвый полуразложившийся верблюд, интересное зрелище для нас, для которых это животное считается скорее экзотическим.

Атырау, это в прошлом порт на Каспийском море и пирс на реке Урал. Город был основан рыбаками еще в 16 столетии. И ранее лов рыбы был единственной статьей экономики в провинциальном уездном городке. Позже железная дорога, расположенная недалеко от места, где Урал плавно впадает в Каспийское море, сыграла большое влияние на развитие города. Атырау расположен в двух частях света. Самарская часть (правый берег реки Урал) находится в Европе, и Бухарская (левый берег) находится в Азии.

Земля здесь сурова, но и была щедра. Каспийское море и река Урал богата рыбой, а недра нефтью. И поэтому главные богатства края красная рыба и черная икра, нефть и газ. Недаром на гербе города осетры и нефтяная вышка. Сегодняшний Атырау - основной углеводородный регион Казахстана, крупнейший центр по добыче нефти и газа, перспективный рынок инвестиций. Ну, а черную икру из Атырау хорошо знают и в СНГ и в Европе.

Наша первая остановка была в самом центре города, на площади которого возвышались фигуры ханов на конях, центральная мечеть и несколько крупных административных зданий. После небольшой экскурсии, а время уже было вечернее, мы поспешили купить продукты, казахский арбуз и, исходя из изображений на карте, направиться к недалеко находящемуся побережью Каспийского моря. Пока мы ехали к нему, потеряли Сергея, и в то время, пока его ждали, к нам подъехал огромный Escalape белого цвета с двумя пассажирами. Первый вопрос был естественно: «Вы откуда?», второй:«Куда?». Когда мы стали объяснять, что направляемся на Иссык- Куль через пустыню по дну высохшего Аральского моря, они не поверили. Как выяснилось, ребята приехали сюда по служебным делам из Алматы и именно тем путем, которым собирались ехать мы. На первый взгляд, уже отлично, значит, там есть накатанная дорога, но дальнейшее ее объяснение повергло нас в некоторое уныние: на протяжении около 700 км не было ни одной заправки, а значит тех дополнительных десятилитровых канистр бензина ребятам, да и мне с моим 33-х литровым баком, будет недостаточно. Нам был дан совет ехать через Караганду, а это примерно 500 км объезда на север в сторону от задуманного маршрута и столько же на юг, к Алмате.

По дороге к побережью, у Виктора опять спустило колесо, при чем мгновенно, когда он летел на скорости более 100 км\ч, что едва ли не привело к падению, но, благо, он справился с управлением, и мы вновь, как перед казахской границей, принялись втроем бортировать колесо. Но на этот было решено заменить камеру. Пока ставили новую, того не ведая, сделали в ней две дырки, что выяснилось после того, как тщетно пытались накачать колесо в течение 10 минут. Во время этих мучений около нас остановился местный житель на автомобиле и предложил свою помощь в транспортировке колеса в уже позднее время на шиномонтаж. И очень кстати. Кроме кромешной тьмы вокруг, нас еще атаковали ненасытные комары, заставляющие постоянно одергивать голову и руки, струшивая их с оголенных участков. Спустя некоторое время мы вновь были в движении. По карте нам оставалось до берега проехать еще около 25 км. Сперва качественное покрытие переходило в строящуюся дорогу, потом в разбитый асфальт, а после в твердый грунт, в определенный момент мы уже ехали не по пустыне, а в окружении громадных стен камышей. Дорогу постоянно пересекали то мелки ручейки, то сильные потоки речушки, перед которыми мы в неуверенности останавливались и, после обследования, преодолевали их штурмом. Это была наша первая проверка на мастерство, с которой каждый из нас справился отлично. Прошло много времени, пока было пройден этот тоннель, и мы выехали на большое пустынное пространство.

Фары наших мотоциклов поливали светом глубокую тьму, открывая взорам на первый взгляд широкий песчаный пляж, на котором стояли небольшие жилые и заброшенные домики. Мы поехали дальше в поисках заветного моря, но в какую сторону мы бы ни ехали, постоянно упираясь в стены огромных камышей. В одном из уголков этого каспийского края наткнулись на старую ржавую баржу. После всех тщетных рысканий решили сдаться и найти подходящее место для ночлега. И нашли. В том месте, где расступались камыши, открывая доступ к воде, на которой, вытянутыми на сушу кормой мирно стояли рыбацкие лодки. Выбрав место немного в стороне, между двух пышных кустов, мы припарковали мотоциклы, разложили вещи, продукты и принялись разбивать палатки. Каждый из нас стал размахивать руками, норовясь при этом пнуть что-то невидимое. Мышцы непроизвольно сокращались. Не переставая дергать всеми частями тела, каждый из нас старался поскорее сделать укрытие от огромных, назойливых, голодных, кровожадных полчищ комаров. Огромные – это не то слово, которое может в полной мере охарактеризовать размер насекомых, кружащихся вокруг оголенных частей тел и постоянно пикирующих на кожу! Размер и вид их изогнутых тел походил на хвосты королевских креветок, которые многие из нас любят поглощать в любом количестве и в разных вариантах готовки. Начиная от просто чуть размороженных по пути из магазина домой полуфабрикатов, и заканчивая изысканными блюдами во французском ресторанчике, где их подавали с миндалем и соусом.

Миндаль при этом нарезался тонкими пластинками вдоль плоскости семечка, затем, отваренные в вине с приправами креветки очищались от панциря и всего не нужного, оставшиеся хвосты обмакивались в нежном кляре, и покрывались пластинками миндаля. Потом их опускали на 30 секунд в кипящее оливковое масло, и подавались с изумительным соусом. Выложенные на тарелку парой, креветки похожи на домики ручейника, только золотистого цвета, и потрясающие на вкус…

И тут, несколько креветок, бледно-тигрового цвета, с зелеными отливами, сделав пару взмахов прозрачными лопастями крыльев, спикировали в мой чертыхающийся рот и один из них пронзил глотку словно цыганской иголкой, которой шьют рождественского гуся.

Носищи комаров и вправду были размерами с цыганские иголки – толстые, черные и длинные. Казалось, что с каждой минутой их становилось еще больше и теперь они залетали не только в глотку, но и в нос и под одежду. Это был кромешный ужас. Из- за их неустанной атаки мы постоянно отвлекались от установки палаток, тем самым все больше подвергая себя их беспощадной прожорливости. В конце концов я вставил в натяжную жердь последнее ушко полотна, пулей влетел в палатку, закрыл молнию и затаился, чтобы убедиться, что ни один кровопийца не проник со мной вовнутрь. Слышно было, как ребята отчаянно боролись с этой напастью, пока тоже не стихли, после того как сами залезли в свою тканевую крепость. При всем происходящем об ужине речи и быть не могло, с чувствами голода и разочарования мы легли спать. Всю ночь был слышен вой комаров, а стены палаток сотрясались от их постоянных ударов, словно от роя пчел, влеченные запахом наших полных жизнью и утомленных тел.

На следующий день ранним утром я был разбужен шумом приближающихся моторных лодок. Это рыбаки возвращались с ночной рыбалки. Было слышно, как они причаливали к берегу и вытягивали лодки из воды. В какой-то момент я услышал приближающиеся шаги, человек прошелся между палаток, несколько мгновений покрутился и ушел. Мне показалось, что ему было просто интересно посмотреть на мотоциклы. Но нет…

Еще часик я оставался внутри, а потом решил-таки выглянуть и сказать «Доброе утро» греющему солнцу, до этого скрывавшемуся от нас за дождевыми тучами. Перед глазами открылось все, что мы пытались разглядеть ночью в свете фар, но теперь уже в целостном виде, как оно есть. Берег состоял из песка и мельчайшего ракушняка, сзади нас стояли рыбацкие домики, а слева от палаток выход к воде и весь периметр этого огромного поля был окружен камышами.

Это был пятый день в пути, до этого у нас не было ни единой возможности принять душ, мы умывались только купленной водой в бутылках. И увиденная вода была от этого спасением. Прохаживаясь по берегу притока Каспийского моря, я вновь подвергался атакам комаров и это при том, что солнце стояло уже достаточно высоко и было жарковато. К этому времени уже проснулись ребята. Всем хотелось поскорее уехать из этого насекомого ада, но со сборами на удивление никто не спешил . Сергей и я полезли купаться, вода здесь была чистая и пресная. Дно илистое и мелкое. Приходилось стоять на месте, чтобы не делать воду мутной, но это было трудно и все из-за тех же комаров. После того, как мы вылезли из воды, к нам подъехали на «Урале» с коляской местные ребята и рассказали, что раньше, лет 10 назад, на том месте, где мы находились, был популярный морской пляж. Но потом вода начала стремительно отходить и, чтобы добраться до моря, рыбакам теперь приходится 24 км плыть на лодке по протокам между камышей. Однако на наш вопрос «Так где же море?» был дан ответ: «Примерно 100 метров через камыши!» и показали пальцем в нужную сторону. Что ж, мы не из слабого десятка и, с твердым желанием все-таки увидеть Каспийское море, отправились штурмовать те самые камыши. Пока к ним шли, наткнулись на нефтяное пятно, а чуть дальше стояла та самая баржа, которую мы видели ночью.

От баржи осталось ровным счетом ничего: ни полов, ни стекол, ни каких-либо приборов, только металл, ржавый, толстый, облущенный металл. Чем ближе подходили к камышам, тем больше грунт под ногами становился болотистым. Одолев указанную стометровку камышей, за которыми, как и везде вокруг, ничего не было видно, мы наткнулись на берег… моря… Вернее, на то, что от него осталось или из чего оно делалось: реку шириной около пяти метров, которая своими изгибами с обеих сторон терялась в зеленых зарослях. Разочарованные, мы вернулись к барже и полезли на ее крышу, чтобы увидеть всю правду этой местности, которую при всем рвении невозможно увидеть снизу.

Взору открылись густые многокилометровые заросли камышей, со всех сторон уходящие за горизонт. Моря через них не только не было видно, но им здесь даже и не пахло. Оставив эту затею, мы вернулись к мотоциклам с единственным желанием - поесть арбуз, который мы так и не нашли, хотя четко помнили, куда его положили, когда распаковывали вещи. И тут я вспомнил того «гостя», который крутился возле наших палаток. Теперь стало ясно, что его интересовали не наши транспортные средства, а то, чем можно было поживиться.

Было около полудня, когда, в конце концов, мы покинули это место. Было договорено доехать до города и где-нибудь в теньке остановиться, чтобы обсудить дальнейший маршрут с поправкой на ту информацию, которую нам сообщили вчера ребята с Алматы.

Жара к этому времени стала невыносимой, и проезжая, мы смотрели на проходящих по улице людей и удивлялись, как они могли не спеша передвигаться под обжигающим солнцем. Мы присмотрели тенистое место на травке под акациями напротив мэрии города. Достали карту, калькулятор и принялись лениво просчитывать маршрут. Ехать куда-либо вообще не хотелось. В этот момент к нам подошел молодой казах, представился Маратом и начал рассказывать про своего брата-байкера, интересоваться про наши планы, давать советы и приглашать остаться у себя, познакомиться с городом. Довольно улыбчивый и живой малый, он сразу расположил нас к себе, и мы с легкостью приняли его в наш круг обсуждения дальнейшего маршрута. Очень скоро к нам подошел еще один парень, по национальности русский и по имени Валера. По его словам, он тоже мотоциклист и в свое время почти весь Казахстан проехал на мотоцикле. Знакомство с ним было очень кстати. Узнав про наш предыдущий и предстоящий путь, он твердо заявил, что мы не сможем с нашими резервами преодолеть пустыню между Аральским и Малым морями. Во-первых, у нас не хватит бензина, во-вторых, не известно, на сколько для наших мотоциклов эта дорога будет легкой, а в-третьих, там достаточно много вооруженных местных, которые промышляют грабежами, чтобы ехать туда без пистолета и в-четвертых, за три дня мы не доедем до границы с Киргизией. Тут же выяснилось, что мы имели право находиться в стране только в течении пяти дней. Если бы мы скорректировали маршрут через Караганду, то это заняло бы еще дополнительных два дня…

Подытоживая разговор и анализируя все, что происходило в течение последних двух дней, когда мы только въехали на территорию Казахстана, мы начали уже свыкаться с той мыслью, что Иссык- Куль превращается для нас в недостижимую цель этой. Мы просто не готовы к нему. Возможно, судьба нам подавала знаки, чтобы предупредить о чем-то: отключившийся навигатор, дважды пробитое колесо Виктора, причем чуть ли не с трагическими последствиями, западня с бензином, очень вялое продвижение вперед, да еще и это окно пребывания в стране в пять дней?! Было принято окончательное решение менять маршрут. Но куда? Я сразу посоветовал вернуться обратно и в Астрахани повернуть на Кавказ, посетив Азейбарджан и Грузию. О последней стране у меня остались только самые приятные воспоминания после поездки вокруг Черного моря в 2007 году, после которой зародилось желание поближе познакомиться с этой частью Света. Был и еще второй вариант: продолжить путешествие в Киргизию, но через Туркменистан, как еще один кратчайший и единственный путь по атласу дорог. Однако этот вариант исключал сам себя из-за очень строго режима в этой стране и драконовского ограничения свободы передвижения. Третий вариант: доехать до Актау, оттуда до порта Шевченко, находящегося на восточном побережье Каспийского моря и на пароме переплыть до Баку. Однако нам не было известно расписание отплытия паромов, поэтому мы рисковали пробыть там лишние дни, в связи с этим было принято решение ехать по первому предложенному пути.

С новым положением вещей у нас оставался один день в запасе, ведь до границы с Россией было чуть больше 300 км и мы решили посвятить его знакомству с Атырау и его жителями. Кроме этого, мы воспользовались приглашением Марата и дружной компанией поехали к нему домой, где смогли принять полноценный душ и постирать вещи.

Вечером, когда спала жара, мы выехали в город. Марат вызвался показать его, направляя нас то в один, то другой его конец, показывая набережную, парки и достопримечательности, не забывая при этом лишний раз обратить на себя внимание всех встречающихся ему знакомых, сидя на пассажирском сидении. В одном из парков мы сделали остановку, чтобы познакомиться с местными казашками, но, увы, они стеснялись на столько сильно, что улыбнуться в объектив фотоаппарата для них было также невозможным, как и раздеться на публике. Мы наблюдали за всеми, рассматривали все вокруг, пропитывались местной атмосферой, вдыхали остывший воздух и понимали, насколько все похоже на нашу жизнь за 2000 км отсюда и в то же время как разительно отличается. Что за милые люди! И нация, которую они представляют, тоже милая. Конечно, ничего особенно захватывающего и эффектного. Ни Парфенонов или Сикстинских капелл, ни Ньютонов, Моцартов и Шекспиров, но зато ни Наполеонов и Гитлеров, ни инквизиции и НКВД, ни чисток, ни погромов, ни судов Линча. Ни высот, ни бездн, но зато вдоволь верблюжьего молока для детей, нефти для нуждающихся, сравнительно высокий интеллектуальный коэффициент и все прочее - спокойно, провинциально, весьма уютно, разумно и гуманно.

Только что народившийся яркий день- это одиннадцатое июля две тысячи восьмого года, шестой день путешествия. А люди на мотоциклах это члены небольшой неудавшейся экспедиции к одному из крупнейших горных озер мира.

Мы возвращались к российской границе с небольшими остановками, делая интересные снимки. Наш дальнейший путь пролегал через Калмыкию, Дагестан, Азейбарджан и Грузию, где мы должны были сесть на паром и приплыть обратно в Украину. После пересечения границы, о чудо, сразу же включился навигатор! Нас это повергло в исступление… Как? Как могло быть так, что на протяжении всего пути по Казахстану мы пытались реанимировать этот маленький приборчик, которые вывел бы нас из любой запутанной дорожной ситуации, и ни одна попытка не увенчалась успехом, а тут… Как в слунских историях про ниоткуда возникающие говорящие огоньки. Сложно после этого не верить в знаки судьбы! Может, порой мы ждем знака свыше специально, чтобы убедиться, что идем верной дорогой, а порой знаки появляются, чтобы предупредить нас об угрожающей опасности.

Через несколько километров нас остановила местная дорожная милиция для проверки документов и предупредила, что в Дагестане «самые беспонтовые» их коллеги. Что ж, нам оставалось только кивнуть в ответ, в знак принятия к сведению и поехать дальше в сторону Махачкалы. Вскоре мы пересекли границу с Калмыкией и примерно через 100 км доехали до города Лиман. Навигатор показывал дальше две пути: первый прямой, по дороге с плохим покрытием, и второй по хорошему, но в объезд в 48 км. Естественно, выбор пал на первый вариант. Но только нам еще не было известно, что то, что на карте отмечено «плохим покрытием», в жизни означает его полное отсутствие. До следующего асфальта оставалось 75 км. Сперва дорога представляла собой мелкую щебенку, а потом и та закончилась. Перед нами открылись необъятные просторы песчаной степи и дюн, поверхность которых разрезала широкая, за многие годы накатанная дорога.

В некоторых местах она была схожа на огромные ребра динозавра, возникающие каждый раз, когда после дождей по сжиженной колее проезжали буксующие грузовики, оставляющие за собой куски взорванной, и в то же время аккуратно уложенной взрыхленной полоски грязи, остающейся зазором между спаренных задних колес. На одном из таких участков я чудом удержался на колесах. Хотя, признаюсь, большую часть отрезка дороги я ехал сам. БМВ здесь провоцировал на дерзкую езду. Мне хотелось отпустить мотоцикл и дать показать ему весь свой потенциал и рука совершенно бесстрашно откручивала ручку газа, а тело с легкостью восстанавливало теряющуюся устойчивость двух колес то на поворотах, но на взрыхленных участках дороги. Постоянные неровности покрытия совершенно не отягощали езду, а наоборот, выжимали из нее сильнейший всплеск эмоций. Превосходная работа подвески, ее стабильность, мощная тяга двигателя, легкая управляемость превращали движение в игру, в которой выиграть было просто.

Солнце красным заревом садилось за горизонтом, предавая всему вокруг особые оттенки. Песок из бледно-желтого превращался в бледно- коричневый, а травяная растительность вокруг приобретала очертания медвежьего меха. Перед одним из поворотов стояла неожиданность: дорожный знак «Опасные повороты». Вот уж кстати. Странно, что рядом еще не было знака ограничения скорости движения по пустыне. Было уже темно, когда был преодолен этот семидесятипятикилометровый участок дороги на Махачкалу. Степь разрезала асфальтная дорога на Лагань, город, который на карте стоял недалеко от каспийского побережья. Я приехал на двадцать минут раньше ребят и пока их ждал, с удивлением заметил, что на мотоцикле отломался задний брызговик.

Без сомнения, нам не давало покоя стремление увидеть море, ведь мы столько к нему ехали, и оно столько же раз возвращало нас обратно. Полагаясь на навигатор, мы проехали город и стали искать выезд к тому самому побережью. После недолгих скитаний решили обратиться к проходящим по улице местным жителям с просьбой о помощи, но те сразу сказали, что это невозможно. И причина была все в тех же камышах, болотах и жутких комарах. Как альтернативу они посоветовали разбить палатки на холме возле «Башни любви», которая стояла на выезде из города.

Эта местность называлась именно так в связи с тем, что, по их словам, молодежь, ища место для уединения, выбирала именно ее для занятия любовными утехами. Романтичное место, в которое мы решили внести некое разнообразие своим походным ночлегом. Да и по их утверждению комаров там меньше из-за хорошей обдуваемости ветрами.

В течение следующего дня нам предстояло проехать вторую часть степи протяженностью более 100 км и доехать до Махачкалы. Все повторялось, как и прошлым вечером: та же песчаная дорога, те же повороты, то же сумасшествие в движении, так же красиво и захватывающе, но с одной поправкой: пески здесь были более мягкими и сыпучими. На этот раз я уже не отбивался от общего темпа и ехал, чередуясь с ребятами то спереди, то сзади. Наблюдение за всеми сзади несколько облегчало ориентирование на дороге, постоянный визуальный контакт с едущими впереди, упрощал реакцию, ориентирование в дорожной обстановке и можно было полностью полагаться на их темп. Иногда было красиво наблюдать, как ребята выравнивали из заноса свои мотоциклы, поддавая больше газу на заднее колесо, которое в свое очередь выбрасывало из-под себя тучи песков. В один из таких моментов, когда впереди меня находился Сергей, я заметил, как потерял его в неожиданно поднявшейся мощной стене песка. В голове пронеслась мысль, что это был самый эффектный выход из заноса, но когда уже через секунду я подъехал ближе, то увидел, что он лежал на боку, зарывшись в песок, сменив предыдущую мою мысль на констатацию самого пыльного падения. Вдвоем мы быстро подняли мотоцикл, обтрусились, и уже более осторожно поехали дальше. Следующая очередь была моя.

Заходя в поворот, я под прямым углом к дороге пошел под откос, потеряв сцепление с твердью из-за центробежной силы. В этот момент из-за другого конца поворота выехал в мою сторону небольшой советский внедорожник. Но, благо, ему хватило места, чтобы объехать меня, не ожидая, пока я подниму и откачу мотоцикл. Знаете, в мягком песке падать очень даже приятно, никаких повреждений, травм, это даже больше похоже на легкое приземление на пуховое одеяло и это единственная причина, когда негативный осадок превращается в позитивный.

Продвигаясь дальше, мы несколько раз сбивались с дороги из-за ее разветвлений, но каждый раз быстро находили правильное направление. Степь все еще уходила в небо и вот однообразную линию горизонта разрывает обгоревший силуэт перевернувшейся колесами вверх «Нивы». Жуткое зрелище. Похоже, кто-то очень неудачно слетел с дороги с искрами не только в глазах, но и с взрывом большой питарды в бензобаке.

Дюны закончились, теперь мы уже находились в Дагестане. Уже совсем скоро у нас произошло первое знакомство с местной дорожной милицией. Улыбчивые, заботливые, доброжелательные, ни разу не проверившие документы. Мотив остановки? Не поверите! «Остановитесь, отдохните, разомнитесь, Вы, наверное, очень устали…»

Возможно, в далеком будущем одним словом можно будет описать весь мир. И услышанные нами определения - “беспонтовый” и “понтовый” используются в речи не только как хороший и плохой. Есть еще что-то кроме того. Давайте действие этих магических нарецаний проверим на мотоспорте - модной понтовой области идеологического быта. Например, Росси- пилот понтовый? Человек-то он при понтах, это любому ясно. А вот пилот - беспонтовый. И это значит хороший. Потому что он не есть выскочка, работает для людей, для конкретных директоров и кураторов, старается понравиться, честно получить народный евро. А вот Порто, скажем, пилот понтовый, слишком много о себе воображает.

Махачкала.

Город с понтовым движением на дорогах. Порядок отсутствует напрочь. Поголовно все нарушают. Горячий парень на « Ладе» чуть добросовестно не снес меня на светофоре, когда решил перестроиться в мой ряд без оглядки. В ответ услышал не менее горячее замечание, после чего он почувствовал себя оскорбленным и принялся преследовать и щемить меня с усердием униженного маджахеда, вот только для полной картины ему не хватало чего-нибудь огнестрельного. Хотя, кто знает, что у него хранится в бардачке. В Дагестане стреляют часто, правда, не всегда метко, в чем мы убедились, когда были остановлены до зубов вооруженным патрулем на КП при выезде из города. Они-то и поведали, что всего два дня назад этот пост был обстрелян неизвестными из автоматов, но, благо, без жертв.

В конце концов, Махачкала осталась позади, пока мы ехали к ней, последние километры проходили по легкодоступному побережью Каспия, теперь наше желание сбудется… За городом мы нашли удобный подъезд к морю. Побережье было песчаным и отделялось от суши высоким глиняным кряжем, с высоты которого открывался изумительный вид на каспийскую даль. Это был наш первый истинно прекрасный вечер, когда у нас было все, чтобы он был именно таковым: море, чистый, пустой песчаный пляж, легкий шум накатывающихся волн, луна, звезды и вкусный ужин. Первое купание мы отложили на следующее утро. Море было теплым, но и мутным из-за песка, тем более, что недалеко в пятистах метрах в него впадала река, следы разлива которой были видны большим сероватым пятном. Не особо торопясь, мы собрали вещи и отправились дальше.

Следующий город, который находился на нашем пути, был Дербент. На первый взгляд город, похожий на все другие. Без заезда в центр мы миновали его по окружной дороге. На выезде нас остановил инспектор ГИБДД, показывая соответствующий знак с площадки поста, находящегося на противоположной стороне дороги, разделенной сплошной полосой. Сергей и я остановились, согласно правилам, включив сигнал поворота и свернув на обочину дороги с нашей стороны, а Виктору показалось, что инспектор показывал жестом остановиться с его стороны и он, пересекая сплошную осевую, припарковался на противоположной стороне дороги. Наши документы были проверены и сразу же возвращены, а, вот с Виктором дело обстояло иначе. За подобное нарушение в Дагестане, как и в России, забирают права. Но, по крайней мере, на этот раз это было справедливое решение, по сравнению инцидентом, описанным выше, который произошел с нами в первый же день пребывания на российской земле.

Инспектор, похожий на хорошо откормленного бычка с засаленным лицом, неукрашенным интеллектом, пестрящий блеском в глазах при мысле о наживе, не поддавался ни на какие уговоры. Он объяснял свое упорство тем, что на противоположной стороне дороги, где чуть дальше находилась заправка, была установлена камера, которая записывала все происходящее вокруг данного поста, и он просто обязан будет предоставить рапорт о нарушителе с его правами. Все это продолжалось, пока не было сказано ключевое слово: сколько? Торги начались с 400 долларов и закончились двумя сотнями. Виктор отошел с инспектором вовнутрь поста, а в это время к нам подъехал автомобиль и из него вышли двое ребят. Один из них подошел к нам и с вопросом «Что случилось?» представился Истрафилом и сказал, что он тоже мотоциклист. Мы описали сложившуюся ситуацию, на что он сказал, что никаких денег не надо и пошел вслед за провинившимся и его инкассатором. Через пять минут он вернулся с Виктором и его документами. Он и его друг Эльдар пригласили нас в кафе, где все вместе, попивая чай, вели разговоры о мотоциклах, мотоциклистах, их жизни у нас и у них, а после сказали, что в Дербенте есть самая большая крепость на всем Ближнем востоке и что экскурсоводом там работает их друг и тоже мотоциклист. Несмотря на то, что она находится над всем городом и видно ее со всех сторон, ни один из нас ее не заметил. Мы с радостью приняли приглашение и отправились за ними к вековым стенам.

Дербент относится к древнейшим городам России, первые поселения возникли здесь еще в эпоху ранней бронзы, а это IV тысячелетие до нашей эры, что свидетельствует о том, что город древнее Рима. На его склоне в VI веке персидской династией Сасанидов была построена настоящая каменная крепость- цитадель Нарын-кала (один из вариантов перевода этого названия на русский язык — «Солнечная крепость»).

Поистине уникальный комплекс. Мощные трехметровой толщины стены, ограничивающие территорию огромной площадью 4,5 гектара. На его территории находится множество памятников: фонтаны, камеры смертников, мечеть, лазарет, дом Шаха интереснейший памятник, это подземное крестообразное сооружение и перекрытое крестовыми сводами. Его долгое время считали вырубленным в скале водохранилищем. Однако после раскопок было установлено, что это крестово-купольный христианский храм, построенный на земле, а затем погребенный мусульманами под мощными слоями земли. По свидетельству историков, Дербент до середины VI в. был христианским центром Кавказа. Важное место среди достопримечательностей крепости города занимают сооружения для хранения и использования воды, которая была здесь на вес золота.

Вода, поступавшая из родников на склоне горы Джалган, по многочисленным обнаруженным каменным и керамическим водоводам, направлялась в несколько подземных водохранилищ, в том числе и в приспособленный для этой цели старый христианский храм. Здесь можно увидеть и старинные бани, представляющие собой подземные сооружения с несколькими помещениями для холодных и горячих отделений.

С высоты цитадели открывается прекрасный вид на город. Среди плоских крыш, как будто прорезанных трещинами кривых улочек, возвышаются купола мечетей, которых в городе довольно много.

Отсюда также хорошо видны обширные древние дербентские кладбища с многочисленными каменными стелами и саркофагами. Будоражат воображение и сохранившиеся стены, высоты которых местами достигают 18 метров, а ширина такова, что по ней можно было бы ездить на телеге. Их протяженность достигала 40 километров: от самой крепости к побережью моря, а это примерно 3 км, как бы огораживая большой участок земли до высоких гор, при этом стена была сделана из двух частей, создав между ними коридор. А горная стена, уходящая от крепости далеко в Кавказские горы, хоть не считается исключительным изобретением, но вполне сравнима по значению с Великой Китайской стеной, правда, меньшей протяженности и, к сожалению, плохо сохранившаяся, благодаря жителям, разобравших ее для постройки своих хижин.

Это была увлекательная экскурсия, помимо этого, Истрафил позвонил кому-то на пограничный переход с Азейбарджаном и сообщил, что в скором времени мы будем там и попросил, чтобы нас встретили. Граница с дагестанской стороны произвела на нас неизгладимое впечатление. Подъезжая туда, окружавшее нас спокойствие сменилось повсеместным галдежом. Народ, машины, во всей своей организованной беспорядочности пытались прорваться к закрытым железным воротам пропускного пункта. Подъезжая туда, нас остановили инспекторы дорожной милиции и сказали: «Хотите без очереди? Платите по 100 долларов и мы все устроим.» Наш ответ был лаконичен: «Нам есть куда потратить эти деньги» и, минуя скопление толпы и техники, по рядом находящейся стоянке подъехали ближе к воротам, насколько это было возможно. Как только мы остановились, человек в форме офицера по ту сторону ограды крикнул нам, чтобы мы подъехали к въезду и перед нами открылись первые «двери». Процедура пропуска не заняла особо много времени, если не считать, что моя личность долго выяснялась в связи с тем, что некто с похожей на мою фамилией, находился в базе розыска. Переехав на уже азейбарджанскую сторону кордона, сразу же почувствовалось, насколько эта страна отличается от предыдущей.

При въезде стоит большой портрет президента и его отца, все двигаются исключительно по очереди, никаких шагов в сторону, оформление документов проходит молча и настороженно. При этом, что удивило, никто не спрашивал про страховку. Итак, и эти врата перед нами открылись, и мы уже в полной темени оказались на территории Азейбарджана. Проезжая по дорогам, маленьким поселкам, мы, даже в темноте, замечали, насколько это страна отличается от других стран постсоветского пространства: аккуратные домики, отличное покрытие дорог, полная освещенность и обустроенность. Все выдавало благополучие этой страны, даже полиция, разъезжающая на БМВ последних моделей. На одном из поворотов города Куба, через который мы проезжали, нас как раз и остановил страж порядка. Но мотив не банальная проверка документов, а просто желание поговорить и познакомиться. Он пригласил нас за столик рядом находящегося уличного кафе и угостил чаем. В основном беседа велась о том, как хорошо живется в этой стране, насколько легко здесь вести бизнес, но при одном условии, что его тема не касается нефти и газа, ниши подобранные под себя правительством. Много слов также было сказано и о местной полиции, о ее справедливости, но и строгости. Это был своего рода экскурс в устрой страны, подслащенный таким неожиданным гостеприимством, и мы с мыслью, что уже ее любим, отправились дальше в поиске места для ночного сна и достаточно скоро нашли его вдоль посадки на краю поля, затерявшись в сочной, густой, пышной цветочно- травяной растительности.

Еще перед въездом в Азейбарджан мы решили обязательно заехать в Баку, однако дорога туда была не из легких, практически на всем ее протяжении велись строительные работы. Покрытие местами сменялось в грязевую жижу, по которой ехать было слишком опасно из-за абсолютного отсутствия сцепления с грунтом. Движение проходило в густой тянучке машин, рассасывающейся лишь на тех участках, где был асфальт. Я оторвался от ребят вперед, замечая, что местами, в стороне от дороги, стоят патрули полиции. Я двигался с еще большей и без того обостренной осторожностью, удивляясь, как водители, не смотря на строгость здешних нравов, не задумываясь, нарушают правила движения. Впереди меня ехал самосвал, дорожная разметка запрещала обгон, однако я почти решился на это вслед за совершившим его легковым автомобилем, но тут же оставил эту затею, сократив дистанцию, и, немного сманеврировав влево, чтобы посмотреть, что творится впереди, заметил в нескольких сотнях метров останавливающийся на обочине автомобиль полиции. Грузовик проследовал дальше, а меня остановили стражи порядка. Причина: запрещенный обгон. Но кого? За все время я обгонял лишь в тех местах, где это было разрешено. Полисмены пригласили меня в свой автомобиль и принялись выписывать протокол по изъятию прав, доказывая мне на ломанном русском, что я обгон таки совершал. Мои вежливые старания объяснить им, что они ошибаются, были тщетными.

Примерно так выглядел мой с ними диалог:

- Я не обгонял никого последние несколько километров, и прямо перед вами, нарушая правила, обогнала грузовик белая «семерка», почему вы ее не остановили?- На что последовало немое молчание.

- Ты нарушил, мы забираем права...

- Я не нарушал. Я уважаю правила вашей страны и мне еще предстоит проехать через три государства, поэтому я дорожу своим водительским удостоверением.

- Мы дадим тебе временное удостоверение, и поедешь дальше,- ответили те.

- Но с вашим временным я могу двигаться только по вашей стране, а дальше?

- Дальше твои проблемы...

Я начал ощущать, как все во мне начало закипать от этой безысходности и вспомнил, как вчера их коллега посоветовал в таких случаях пугать прокурором, к которому стоит обращаться во всех спорных и бесчинных вопросах:

- Я буду жаловаться на вас прокурору!..

Здесь история из соображений этики умалчивает о том, насколько у этих блюстителей порядка хороши познания в русском мате. Но, по крайней мере, было видно, что они испугались, однако их нарастающая агрессивность не оставляла шансов продолжать эту тему. Еще я вспомнил, что слово «мама» для них относится к рангу высоко почитаемых и уважаемых, и продолжил:

- Мамой клянусь, я не обгонял!- И тут их что-то задело. Тот, который писал протокол, прервался и посмотрел на меня.

- Ты нарушил. Почему ты близко подъехал к грузовику, почему не соблюдал дистанцию?- сказал тот, не сдаваясь.

- Приблизился, чтобы выглянуть и посмотреть на дорожную обстановку впереди.

- За это лишение прав…- И опять старая история, но с другого начала.

Я без умолку начал возмущаться их произволом, голос становился громким и напористым настолько, что даже на меня он начал давить, я потребовал их инструкцию, где было написано, что за несоблюдение дистанции происходит изъятие прав, на что те дали мне какой- то листок с какими- то пунктами, но ни единого слова по-русски.

- И что? Что я здесь могу прочитать? Хотя бы на английском языке у вас то же самое есть?

- Нет! Иди, ищи себе переводчика,- отрезали те.- Так, все, выходи, забирай временный талон и езжай дальше!- В этот момент второй напарник включил передачу и начал медленно двигаться вперед.

- Я с этой машины никуда не выйду!

- Слушай, у нас от тебя уже голова болит, забирай талон и уезжай!

- С какой стати? Я ничего не нарушил, ехал согласно правилам, вы меня остановили, забираете ни за что права, и я должен ехать дальше без них еще через три страны?

Опять последовала пауза.

- Слушай, если бы ты сразу нам предложил пару долларов мы бы тебя сразу отпустили!

- За что вам платить? Только за то, что вам так хочется? Ваш коллега вчера в нескольких часах езды отсюда произвел на нас куда более гостеприимное впечатление, расхваливая справедливость вашей полиции, а вы тут, похоже, только поборами занимаетесь. У вас, что своих нарушителей не хватает?

- Кстати, где твоя страховка?

И тут я понял, что попал.

- Страховки нет, ее никто не требовал при въезде в страну, да и не продавали страховку на границе.

Тот ухмыльнулся и сказал:

- Тогда точно лишение прав.

- За отсутствие страховки нигде прав не лишают! Хорошо, даю слово, в ближайшем городе куплю страховку!

- Езжай, делай, а права до того останутся у нас.

- И где я после вас найду? Где? Вы что, тут меня ждать будете?

- Нет.

- Ладно, сколько?

- Ну а сколько ты дашь?

- Вы сказали пару долларов… Даю 20 долларов.

- Ты что, нас разводишь?

- А вы нет?

- 600 долларов и тема закрыта.

- Вы что, грабежом средь бела дня еще занимаетесь? Мне еще 3000 км ехать, войдите в мое положение! Если бы вы стали жертвой такого произвола, вам бы понравилось?

- Слушай, или давай деньги или будешь без прав...

Следующие несколько минут прошли в интенсивных рыночных торгах, в конце которых выплаченная сумма равнялась 180 долларам.

Пока все это происходило, на протяжении около двадцати минут, меня удивило, что ребята, так меня еще и не догнали. Я вышел из машины, подошел к мотоциклу, записал свои комментарии на камеру и, отойдя в тень рядом растущего дерева, стал дожидаться Сергея и Виктора. Они подъехали минут через 10 и рассказали не менее увлекательную историю: Виктор ехал впереди Сергея за рядом машин. Разметка была прерывистой, однако на обочине стоял знак «Обгон запрещен». Ссылаясь, все-таки, на разметку, он совершил обгон даже не превышая скорости. Все это происходило перед постом полиции, стоявшим немного в стороне. Далее были все те же разговоры об изъятии прав, разговоры о деньгах и уплаченные 250 долларов.

После всего происшедшего, у нас не было ни единого желания ехать по общественным дорогам, тем более еще и в Баку, опасаясь, что подобных «засад» по пути быть может еще на весь наш общий бюджет, мы договорились при первой же возможности съехать с дороги в сторону гор и таким образом максимально сократить путь к Грузии.

С этого момента начался новый этап нашего путешествия, полный опасности, приключений и незабываемых красот.

Полагаясь на навигатор, мы свернули с трасы и теперь ехали по пустой дороге среди каменистых, пустынных гор, скрывавших до этого национальный колорит. Изредка вдоль дороги встречались редкие домики, стоявшие посреди окружающей пустоты, простые и однообразные, похожие на коробки из-под детской обуви. Постепенно дорога уходила вглубь гор. Их очертания становились все более высокими, разнообразными и изломанными. С высоты в низине были видны небольшие поселки, в которых издалека не было видно ни капли жизни. Постепенно асфальт сменился грунтовкой, мы въехали в Браму перед каким-то поселком, за которой реальность стала принимать все более дикий облик. На высоте выжженный грунт сменился травяными лугами и невысокими деревьями, дороги разделялись во все направления, уходя за горные линии, простирающиеся далеко за горизонт. Мы продвигались по ним, полностью полагаясь на наш электронный путеводитель, при чем он показывал лишь наше географическое положение, а курс нами выбирался только исходя из направления расстилающихся лент проселочных дорог. На нас произвели впечатление брошенные горные поселки, дома которых были построены из камня горных пород, излучающие пустоту и холод, но хранящие свой неповторимый национальный характер - свой цвет и свет, свои очертания гор и полян, дух своих жителей и их жизни. Местами из бесплодной, без единой травинки вытоптанной земли деревенской улицы, росли невысокие корявые тутовые деревья. Лишь изредка встречались жилые хижины, которые находились настолько далеко от цивилизации, что невольно дивились силе мастерства выживания их жителей, ведь вокруг была все та же пустота и безжизненность земли.

Впереди нам предстояло форсирование двух горных рек и это могло поставить наше дальнейшее продвижение под вопрос, ведь мы не знали, насколько они могут быть глубоки и широки, но как бы ни было, мы решительно были настроены на то, что это нам общими усилиями удастся. По дороге к ним мы пересекли дно высохшего горного потока, наполняющегося водой, наверное, только в период таяния снегов и сильных ливней. Видно было, насколько глубоко была выгрызена им часть дороги, по которой мы продвигались. Прорва была разительная: глубина около метра и ширина до двадцати метров. Пересекая ее, мы даже потеряли, где на той стороне продолжается дорога, и прежде, чем ее нашли, пришлось поблуждать по местным окрестностям.

Итак, мы достигли первой реки. Она оказалась не настолько страшной, как нам казалось, но были видны ее разливы, следы которых простирались по всей долине, по которой она протекала. Спуск к ней был постепенным, и преодолеть пару метров спокойного потока не составило труда. На другом берегу стоял мальчик с осликом, наблюдавший за нами, как за пришельцами. Похоже, что подобных гостей здесь еще не было. Мы остановились, чтобы поприветствовать его, но он на наши разговоры отвечал лишь милой улыбкой.

Совсем скоро мы подъехали и ко второй реке. Здесь все выглядело куда сложнее. Поток был сильным, ширина около шести метров и на первый взгляд глубоким. Я снял с себя обувь, закатил штаны и пошел мерить глубину. И она оказалась небольшой: всего чуть ниже колена, около сорока сантиметров. Грунт на спуске к ней сменялся белыми камнями средних размеров, которые теперь устилали всю долину. Сергей был первым, кто решился штурмовать воду. Мы наблюдали за ним, затаив дыхание. Он въехал в воду наискось, увеличив при этом преодолеваемое расстояние, и благополучно выплыл на другом берегу. Следующим был я. Легкой игрой оборотов двигателя и сцеплением я тоже благополучно преодолел этот отрезок. Но Виктор, похоже, нервничал. Со всей решительностью он не просто въехал в поток, а влетел, покорив его за рекордное среди нас время и вылетев на его берег с такой силой, что его переднее колесо оказалось в воздухе.

Из-за необъятности этой горной долины трудно было разглядеть продолжение дороги, нам показалось, что мы в правильном месте пересекаем реку, однако, находясь уже у подножия горы напротив, поняли, что в тупике, так как берег сливался с выступом горы и заканчивался обрывом. Ничего не оставалось, как возвращаться обратно. Сергей опять был первым, но, выехав на камни, уронил мотоцикл, который поднять ему одному было не под силу. Наблюдая за его борьбой с весом и скользящими камнями с известняком, мы поспешили на помощь. Поднимать мотоцикл весом более трехсот килограмм даже вдвоем оказалось не просто. Но с третьей попытки мы одолели его.

В конце концов, горная тяжесть дороги осталась позади, мы въехали в горный поселок, а за ним и на асфальтную дорогу, но до Грузии оставалось еще несколько сотен километров. Изнеможенные, грязные мы сделали небольшой привал возле придорожного магазина, прямо напротив строящегося парка имени президента страны: Гайдара Алиева. Стоит отметить насколько в этой стране сильно развит культ личности президента. Всюду стоят большие рекламные щиты с изображением Президента и его отца, только отца, только Президента, отца и Президента, отца в полный рост, лицо отца в профиль с ввысь устремленным патриотическим взглядом, Президент в костюме во весь рост, Президент среди народа в рубашке, просто Президент... Все это походило на полное собрание личного фотоальбома обоих, не хватало только для полного антуража их фотографий в плавках и на рыбалке.

Ожидая ребят под магазином, я чувствовал, как с каждой минутой мне становится все хуже и хуже. Все внутри сжималось в комок, лишая руки и ноги сил, я пытался присесть, но от этого становилось еще невыносимей, стоять было так же трудно. Хотелось найти в районе головы небольшой рубильничек, чтобы выключить его, а потом вновь включить, проведя таким образом перезагрузку. Но, увы. Не было ничего, кроме твердого асфальта, мокрых ног, ломки тела, холода, нежелания двигаться и сотен километров впереди. Ребята предложили по дороге остановиться, чтобы поесть азейбарджанского шашлыка, и, несмотря на то, что у меня не было аппетита, я был рад этому предложению.

Как только мы подъехали к живописной шашлычной на изгибе дороги, припарковали мотоциклы, я рухнул на землю. Нет, не без чувств, просто это было единственное для меня возможное положение тела. Когда подали шашлык, ребята пригласили меня присесть за стол. Нехотя, но понимая, что без пищи сил не набраться, я присел к ним. Здесь стоит написать несколько строк про местный шашлык: отлично прожаренный, но отвратительный. Его делают здесь из очень жирного мяса на ребрах, причем больше чувствуется именно сало, а не наоборот. И так было и в других местах, где мы останавливались, пока ехали к границе. Да и порции представляли собой два маленьких ребрышка, отлично сошедшие за собачью радость, но не за деликатес для гурманов.

Мое самочувствие было на столько плохим, что мы решили отойти от правил и на эту ночь остановиться в гостинице, которую видели незадолго до кафе. Двухместный люкс с горячей водой нам обошелся в 40 долларов.

На следующее утро от моего недомогания не осталось и следа. Весь этот день мы провели в движении и уже к его концу достигли горной границы с Грузией.

Это был самый быстрый переход границы за всю историю поездки. Никаких долгих оформлений документов, ни деклараций, ни очередей, только лишь марка в паспорт о временном ввозе и уже через пять минут колеса наших мотоциклов наматывали первые километры по грузинской земле. Первое, что мы услышали здесь от местного жителя, узнавшего, откуда мы едем: «Украинцы наши братья!». Подобное восклицание мы слышали еще не один раз, общаясь с гостеприимными грузинами на протяжении всей поездки по этой удивительной стране. Недалеко от границы мы остановились поужинать в придорожном кафе и когда закончили, было уже темно, так что нам вновь пришлось искать место ночлега, совершенно не видя окружающей местности. Как и раньше, в этот раз мы, руководствуясь шестым чувством, съехали с дороги и, проехав несколько сотен метров вдоль травяного поля, свернули перед линией насаждений кустарника и деревьев. Ночь была теплой и звездной, трава ласкала своей мягкостью, подобное очарование нельзя было пропустить, и мы отказались от палаток, довольствуясь только спальными мешками и легким дуновением ночного ветерка.

Картина, открывшаяся нам утром, была достойна холста художника. Надо мной возвышалась передняя часть мотоцикла с его двумя отличающимися друг от друга фарами, снизу ко мне был устремлен его острый и решительный клюв, а сверху, как хохолок, находилось ветровое стекло. По форме оно напоминало распустившийся воротник ящера, подсвечиваемый сзади взошедшим солнцем на бирюзовом небе, придавая ему впечатление нимба. И все это звериное величие верно и неподвижно было устремлено прямо на меня, скрывая за собой линию высоких и суровых Кавказских гор, на которую непроглядной гущей всползали зеленые лиственные леса.

Несмотря на то, что в этой зарисовке был элемент творения рук человеческих, в ней все-таки было преобладание природной живописи над человеческим рисунком, эмоционального над рациональным, и именно эту картину я аккуратно повешу на личную стену галереи вечности, как дополнение к тем моментам, которые были особенно ценны.

Грузия не похожа на Азейбарджан. Здесь больше чувствуется бедность, чем достаток, однако она повсеместно пропитана своей неповторимой душевностью, простотой, добросердечием, очарованием и многовековой историей. Проезжая по дорогам, поселкам, городам, мы любовались величием природы, гордостью архитектуры, уютом дворов и обилием зелени вокруг. Нам не хотелось как можно скорее добраться до Тбилиси. Поэтому мы решили познать страну не со стороны магистрали, а заехать в ее чрево, в самую глубь, проехав через горы и горные поселки, реки и поля, леса и озера, вкусить национального колорита, затерявшегося где-то там, наверху, ближе к солнцу и птицам, куда глас современного времени доходил лишь легким эхом.

Навигатор направил нас через заповедную зону прямо вглубь гор. Дорога зигзагами карабкалась все выше и выше, открывая взорам все больше красот и необъятности. Мы обратили внимание, что все, абсолютно все достопримечательности, живописные дорожки обозначены специальными знаками. Последовав по указателю одного из них, мы увидели закрытый горный монастырь.

Продвигаясь все выше, качество покрытия становилось хуже, асфальт стал больше походить на облущивающийся слой краски на стене старого дома. Вскоре мы достигли небольшого перевала, на котором дорога заканчивалась. В прямом смысле. Ее смыло водой во время недавно прошедших дождей. На том месте, где она была, работала строительная техника, которая восстанавливала ее. Рабочие предложили нам два варианта решения вопроса дальнейшего продвижения: либо подождать, пока они восстановят насыпями покрытие, либо объехать по дороге, которая поднималась в горы и в ее глубине огибала этот злополучный обвал. Нами был выбран второй вариант. Пришлось вернуться немного назад и после того, как нашли малозаметное ответвление объездной дороги, принялись ее штурмовать. Первые пятьдесят метров дались почти легко, здесь дорога не была слишком крута в подъеме и с небольшими пробуксовками по траве и влажной земле дала себя покорить до места, где все заканчивалось падением. Дальше она выгибалась вверх и теперь поодиночке мы были бессильны. Втроем, подстраховываясь со всех сторон, терпя шквал вырывающихся из под задних колес камней и кусков грязи, постоянно выравнивая траекторию движения переднего колеса из-за глубокого желобка, вымытого потоками дождевой воды, мы вытаскивали один за другим наши мотоциклы. Дальше было небольшое плато, а потом спуск, переходящий в подъем, между которыми образовалась гигантская лужа из впадающего в него ручейка. С левой стороны была рыхлая грязь и заросли, однако здесь дно становилось мельче, а с правой неприступный подгорок, под которым озерцо казалось бездонным. Преодолевал ее каждый из нас по-своему. Сергей поехал прямо по середине лужи, я за ним, а Виктор решил не рисковать и поехал по обочине, сквозь грязь, где, естественно, благополучно и попал в западню. Причем ситуация была такова, что помочь ему оттуда выбраться было почти не реально, так как с одной стороны был обрыв, а с другой грязевая жижа. Но после недолгой борьбы Виктор все-таки выиграл, устроив нам эффектное грязевое шоу, где приз - свобода, а его цена – килограммы толстых слоев грязи, от буксовки налипшей и разбросанной вокруг.

В конце концов, мы вновь на главной дороге, вокруг вся красота Кавказа: изломленные линии бескрайних живописных гор, обилие лесов и цветов, тишина и кристально чистый воздух. Мы с наслаждением продвигались вперед, когда за одним из поворотов заметили возвышающиеся над листвой деревьев остатки древней крепости, расположенной на возвышенности сбоку от дороги, к которой вела узкая протоптанная тропинка. Укрепление представляло собой форт небольших размеров, со стен которого открывались невероятно красивые виды на округу. Все было почти разрушено и лишь по оставшимся стенам, углублениям в них и перегородкам можно было догадываться о его первозданном виде. Всего одна каменная церковь прекрасно сохранилась и до наших дней, похоже святыня была единственным местом, которое не подвластно неумолимому времени. Мы с удивлением увидели, что, не смотря на ее отдаленность от людей, у нее есть прихожане. При входе в нее висела массивная деревянная дверь с прибитым на ней огромным крестом, а внутри стояли иконы, свечи и маленькие кресты. Вопреки тому, что этот памятник архитектуры, судя по всему, никем не охранялся, те, кто ухаживал за этой территорией, видно, были спокойны за сохранность всего, что здесь находилось. Крепость была словно венцом окружающей местности, отсюда можно было видеть все, происходящее вокруг: и дороги, пролегающие внизу, склоны гор и воды бурлящей реки, текущей сквозь них и теряющаяся в деревьях, будто гигантская змея.

Уже скоро мы выехали на муниципальную дорогу и спустя некоторое время были на подъезде к Тбилиси. Его окраина ничем практически не отличается от городов постсоветского пространства: беспорядок на обочинах, стихийные торговые точки, пыль и убогие сооружения. По мере продвижения в глубь, все приобретало иной облик, с каждым километром все больше и больше ощущался колорит и дух столицы, а окружающая обстановка напоминала сцены из грузинского кино.

Весь город вытянут вдоль долины реки Куры и со всех сторон окружен горами. Наша цель был Старый город - исторический центр Тбилиси. Подъезжая к нему вдоль реки, взору бросались нагромождения каменных домов, среди которых виднелись купола старинных храмов. Центральная улица Руставели создала впечатление музейной, так как на ней находятся множество архитектурных памятников. Но тем не менее она имеет более европейский вид, чем ответвляющиеся от нее множество старых улочек, застроенных традиционной "тбилисской архитектурой", 2-3-этажными домами с открытыми галереями или резными деревянными балкончиками, нависающими над крутыми, мощеными кирпичом дорожками. К таким домам снаружи пристроены лестницы, а в комнаты можно войти с балкона. Здесь можно увидеть развалины цитадели Нарикала, достроенной в XVI—XVII веках, каменную церковь Анчисхати, церковь Метехи, кафедральные соборы Сиони и Самеба, а также бани царя Ростома. Проголодавшись, мы не нашли лучшего варианта, чем купить грузинского хачапури и провести сиесту где-нибудь в красивом месте в тени. Этим местом стал парламент, у стен которого каскадами лился фонтан. Мы пристроились на его парапете и, поглощая все разнообразие выпечки, наблюдали за людьми, за мужчинами, женщинами, девушками, парнями, детьми и цыганами. Последние приковывали к себе внимание именно поведением, не вызывающим ничего, кроме возмущения. Эта маленькая банда из нескольких подростков и двух девиц постарше в наглую приставала к прохожим и выпрашивала (не просила) деньги, причем, когда им отказывали, они либо пытались вырвать сумочку, либо запугивали тем, что плюнут на одежду, либо вытрут об них руки, в которые демонстративно сморкались. Естественно, нас они тоже не обошли стороной, осаждая наш вселенский покой своими клянчаниями с назойливостью мух и отступили только лишь после небольшой перепалки.

Итак, насмотревшись и наевшись вдоволь, ближе к вечеру мы отправились дальше, в сторону Боржоми. Путь пролегал также через горы, минуя все общественные дороги. Мы поднимались все выше и выше навстречу заходящему солнцу, проезжая через горные селения, любуясь всем, что улавливал глаз. А венчало всю эту сочную красоту открывшееся нам огромное озеро, разлившееся между склонов лесистых гор. Пока еще не начались сумерки, нам не терпелось выбрать место для ночлега. Однако его поиск был долгим и обманчивым. Каждый раз, когда нам казалось, что на открывшейся поляне, склоне или лесной опушке можно будет найти укромный уголок для наших спальников и мотоциклов, мы натыкались на их для этого непригодность из-за неровности поверхности или излишней сырости грунта. Но всё же наши поиски увенчались успехом и на одной из встретившихся нам полян, посредине которой рос многовековой дуб, мы нашли свое пристанище под его увесистыми ветками. Отсюда открывалась восхитительная панорама на все окружающие нас горы, раскрывающие всю их густоту, величие, красоту и вечность. В этот вечер мы впервые развели костер и после сытного ужина под жар его головешек погрузились в сон.

Следующее утро было вдвойне приятным, во-первых, сладость прошедшего вечера сменилась свежестью нового дня, а во-вторых, Сергей в этот день родился. Нам совершенно не хотелось уезжать из этого места, настолько здесь было чудесно. Каждый из нас, казалось, врос за ночь в эту землю невидимыми корнями, нежился в тенистости развесистого дуба и созерцал порхающих всюду бабочек. Это было одно из самых беззаботных утр за всю поездку.

Нехотя, к обеду, мы все-таки собрались и выехали. Дорога то расстилалась волнистой линией вверх, то спускалась вниз, вела нас через глубинки, горные реки и озера, заброшенные каменные дома и мосты, плоскогорья и кладбища. Десятки километров незабываемых впечатлений. На одном ее участке мы поднялись так высоко, что вдалеке, на другой стороне горного плато, увидели ледник. Долго не обсуждая, быстро приняли решение ехать к нему. Главный мотив: снег летом. Ни один из нас такого еще не переживал. Путь к нему пролегал через постоянные волны гор и их зеленых склонов. На первый взгляд сложностей в их преодолении быть не должно, однако они начались практически с первых метров, когда мы съехали с грунтовой дороги. Ровная поверхность склонов, покрытая травой и цветами, была полна различного рода западней. Главной из них, кроме больших камней, были прочные земляные насыпи, похожие на горки, которые после себя оставляют кроты. Но они были абсолютно невидимыми, так как их рельеф полностью выравнивался гущей растущей травы.

Каждый наезд на них это почти моментальная потеря равновесия, заставлявшая падать не один раз. Однако мы не сдавались. Потратив много сил, времени и бензина, мы преодолели этот участок, переходящий в другой через широкую насыпь булыжников, принесенных и разбросанных с собой горной рекой во время ливней и таяния снега. Дальше следовал крутой подъем в гору и здесь нам повезло больше, сразу же за камнями проходила накатанная дорога, растаявшая после подъема в траве, словно весенний снег. Горная равнина, на которой мы оказались теперь примерно через километр по направлению к леднику, заканчивалась крутым спуском вниз, к поселку пастухов, живущих в нескольких длинных, самодельных бараках, утепленных толстым слоем какой-то материи, и синей клеенкой сверху, окруженные со всех сторон отарами баранов. Ледник теперь был существенно ближе, но все еще недосягаем.

Вдруг мы услышали гром. Когда оглянулись, увидели, как с соседней горы в нашу сторону стремительно надвигается дождевая туча, несущая под собой мутную пелену, указывающая на не малую силу ливня. Понимая, что если мы сейчас попадем под дождь, то спуститься с этой горы обратно будет невозможно и, не мешкая, мы рванули в противоположную сторону от дождевой стены, спасаясь бегством, с надеждой, что, успеем по пока еще сухой траве спуститься вниз. Но, увы. Капли одна за другой сначала единично, а потом переходящие в легкий дождик, догнали нас примерно на середине плоскогорья, где мы находились. Я ехал впереди и услышал, как Сергей крикнул мне : «Я останавливаюсь, чтобы одеть дождевик!». Я же решил этого не делать, настаивая, чтобы и он не останавливался и, понимая, что до конца плато мне не успеть, свернул влево к склону, чтобы поскорее достичь спуска. Тем временем дождь становился все сильнее, почти под ливнем я достиг полого обрыва и геройски направил мотоцикл вниз по траве, чувствуя, что она и грунт еще не совсем мокрые и скользкие и успешно оставил позади себя несколько сот метров спуска. Я отъехал немного дальше от горы, чтобы лучше просматривать ее снизу, накрыл мотоцикл чехлом, сам спрятался под ним в ожидании окончания ливня.

Вся яркость и чистота красок окружающей природы теперь была укрыта серым покрывалом дождевых потоков, придававших всему грустное уныние. Вскоре стихия скрылась за горами, на небе вновь мирно проплывали белые облака, солнце стало пригревать как прежде, а округа вновь залилась щебетание птиц. Я вышел из-под укрытия, принялся рассматривать всю линию горы, с которой было совершено бегство от дождя, но никого пока не было видно. Так прошло около 10 минут. В ожидании я начал исследовать небольшую реку, которую мне предстояло переехать, чтобы выехать вновь на дорогу. Внезапно услышал издалека доносящееся эхом резонансное урчание мотоциклов. Наверху, на горизонте появились ребята. Увидев меня, они попытались спуститься примерно там же, где и я, но видно было, что на склоне их мотоциклы были неуправляемыми. Они развернули их обратно, но их рвение сменилось бессилием перед размякшейпочвой. Мне ничего не оставалось, как стоя в километре от них наблюдать и снимать на пленку всю их борьбу за возвращение вниз.

Прошел еще час прежде чем они появились, но уже в низине. У них был крайне измученный вид, а у Виктора еще и несчастный. При спуске он сильно упал вместе с мотоциклом на камни, разбив зеркало, пластик, поворотник и согнув защитную дугу. С таким исходом нашу снежную затею пришлось оставить до зимы.

Наш дальнейший путь теперь лежал только вверх. Дорога то круто, то незаметно поднималась вверх. Температура воздуха непрестанно опускалась. Наконец, мы не выдержали и остановились, чтобы потеплей одеться. Все здесь выглядело несколько иначе, вершины гор с белыми шапками из облаков теперь не казались такими далекими, ведь мы были почти у их подножия, небо не голубым, а синим, словно его немного притушили, окружающая растительность больше напоминала раннюю весну, чем середину лета, совсем невысоко от нас было видно множество ледников и вдоль широко раскинутых друг от друга гор всю эту красоту отражало огромное озеро. На его берегу, на небольшом пагробе находился поселок. Впечатление от него осталось у меня несколько грустным, и даже не от того, что он был самобытен в своей бедности и отрешенности, а потому, что в нем летал дух непонятной для нас глубокой печали, депрессии, выраженный в глазах детей и взрослых, встретивших нас. На нас смотрели либо враждебно- безучастно, либо сдержанно с неприязнью, но мы старались не обращать на это внимание и в честь дня рождения Сергея, который мы обязательно должны были отпраздновать вечером, в местном магазинчике, который открыли сразу же, как только увидели нас, купили бутылку белого вина «Киндзмараули» с чудесным фруктовым вкусом, некогда одно из любимейших вин Сталина.

Темнело, а мы все ехали дальше, нигде не было видно ни единого подходящего места для ночлега. Только когда наступила ночь, мы подъехали к небольшой искусственной лесной опушке, высаженной на холме, где и остановились, при чем очень вовремя: у Виктора закончился бензин. Альтиметр показывал высоту 2400 метров, далеко внизу виднелись мерцающие огоньки какого- то города. Над нами светила луна, не было слышно ни единого звука, лишь только ветер шумел в верхушках деревьев. Сергей приготовил ужин, мы напились вина и с мыслями о грядущем дне погрузились в сон. Нам трудно было предвидеть, сколько предстояло еще ехать до места, где можно заправиться. По крайней мере, было ясно, что раз у Виктора закончился бензин, то очень скоро его не будет и у Сергея. За себя я пока не волновался, объема моего бака хватило бы еще на большое расстояние, да и самим расходом топлива БМВ можно только похвастаться.

Утром, не долго думая, мы слили часть остатка бензина моего мотоцикла в мотоцикл Виктора и с надеждой, что всем хватит того, что осталось у каждого, направились дальше. Дорога вела все время вверх. Теперь, мы видели, что поравнялись по высоте с некоторыми облаками. Вокруг ни единого дерева, все устлано зеленым ковром из травы и, находясь наверху, видно было, как сзади, разрезая его, дорога грациозно и красиво извивалась, словно разброшенный новогодний серпантин. Наконец, мы добрались до перевала, с которого открывался головокружительный вид на спуск с горы. Дорога проходила под его стеной, будто выгрызенная гигантскими челюстями, плавно вырисовывая новый виток спуска вниз. Слева, чуть ниже того места, где мы находились, лежал небольшой ледник, и теперь, его можно было просто пойти и пощупать руками, обойдясь без сумасшедшего штурма гор, как это было днем раньше. Но если бы мы знали, что все так будет просто.., но с другой стороны- нам есть, что вспомнить, и пусть это были не легкие моменты, они, все же, остаются теми, которые перерастают в разряд вечных, и теперь дарят только грустное удовлетворение и невольную улыбку.

На блокпосту, который находился на перевале, представители службы государственной безопасности проверили наши документы и позволил ехать дальше. В тот момент, когда мы тронулись вниз, по склону начало вверх взбираться облако, образовав тоннель между своим брюхом, выгрызенной дорогой и склоном горы, не лишив, таким образом, нас видимости, но скрыв от глаз солнце и панораму внизу. Спускаясь вниз, я любовался живостью растительности, ее разнообразию, обилию цветов и ниспадающим ручейкам, мирно и звонко журчащим, перекидывающимся с камня на камень. Где- то впереди стояла полуразрушенная башня, судя по всему, служившая пропускным пунктом для тех, кто подымался или спускался по дороге, а еще ниже, начинались сосновые леса, окутывающие своим пронзительным и нежным ароматом хвои.

Наконец, мы спустились в Бакуриани, маленький городишко, известный своими горнолыжными трассами и курортным предназначением. Его можно, пожалуй, сравнить с нашим Славское, однако в отличии от него, Бакуриани находится не в низине, а среди гор, предающие его масштабу ощущение сбитости. Здесь мы заправились ужасным бензином, обменяли деньги и, спускаясь по извилистой дороге, отправились в Боржоми.

В долине реки Кура, среди двух вечно зеленых горных хребтов мы въехали в Боржомское ущелье. Первым делом нам было интересно попасть в Национальный парк, где, по нашей осведомленности, были несколько бюветов с источниками известнейшей на весь Мир минеральной водой. Как только мы сделали первые шаги по парку, к нам подошла съемочная группа местного телеканала и пригласила дать интервью о том, как хорошо нам, иностранцам, в Грузии. Монолог был утвердительным, не считая одного упомянутого нами эпизода, когда на пешеходном переходе нас умышленно чуть не сбил грузинский водитель, обнесший к тому же еще нецензурной лексикой за то, что не пропустили его. В Киеве, думаю, от такого поведения водителей уже почти отвыкли.

Кроме того, когда журналисты узнали, что мы с Украины, проявили к нам еще больше заботы и внимания и показали у входа в парк памятник в виде каменной лавки, на котором размещена табличка с надписью о том, что 13.08.2005 парк открыли президенты Грузии и Украины. Мы немного погуляли по его территории, рассматривая все его интересные места: и мостик через речку, павильон с миниатюрной Грузией, холодные и горячие источники воды, беседки и романтические аллейки… Еще хотелось найти бассейн с горячей минеральной водой, о котором нам рассказал оператор съемочной группы. Но идти к нему необходимо было по территории заповедника слишком далеко, чтобы оставлять мотоциклы, да и привыкли мы за время всего путешествия подъезжать ко всему, что нам нравилось, кроме того, не верилось, что нет дороги к бассейну. И мы отправились ее искать. Выехав на гору над парком, инстинктивно свернули на дорогу, ответвлявшуюся в лес к небольшой каменной церквушке, от которой, в свою очередь уходила другая дорога круто вниз. Спуск был не из легких, очень опасным и жестким. Множество камней, попадающие под колеса постоянно выбивали их из траектории движения, однако медленно и осторожно мы добрались до низа, где пересекая небольшую поляну, дорога дальше ныряла в бурлящие и глубокие потоки Боржомулы, вскарабкивающаяся наверх на другой ее стороне и уходящую влево, под уже другой горой. Мы не решились штурмовать реку, слишком велика была опасность не добраться на противоположный берег и приняли решение остаться здесь на ночлег, углубившись немного в долину, на которой теперь находились. В том месте, где травяной покров переходил в камни, лес и воды реки, были поставлены палатки.

Нас окружала потрясающая красота, пространство меж гор было схоже на чуть приоткрытые ладошки, вокруг возвышались деревья, открывающие лишь небольшую полоску неба, под ногами цвели цветы, а слух ласкал шум текущей по камням воды, мы просто утопали в этой сказочной идиллии. Было ощущение погруженности в мягкую и глубокую шерсть природы. Пока было еще светло, мы отправились на поиски ванны с минеральным источником и, пройдя несколько сот метров под горой вдоль берега Боржомулы, вышли на еще одну поляну, меньшую, на которой были мы, где и был та самая ванная, представляющая собой выложенный камнем бассейн квадратной формы с достаточной глубиной, чтобы прыгая нырять в него. Вода в нем была действительно теплая, около 36˚, постоянно обновляемая впадающим в него потоком, проводящемуся с гор посредством железной трубы, а избыток выливался в протекающую внизу реку. Вокруг царила тишина, которая лишь подчеркивалась шумом текущих вод. Мы достаточно долго провели время в бассейне и, пока еще совсем не стемнело, карабкаясь по скользким стенам и камням, направились обратно в наш лагерь.

Когда было уже совсем темно, я случайно среди деревьев увидел красный огонек.

- Ребята, смотрите, нас кто- то снимает на видео.

Когда они подошли ко мне, наши глаза увидели то, чего никогда не забудут. В этой бархатной темени в пышных зарослях один за одним начали загораться такие же маленькие огоньки различных цветов и медленно, волнистыми узорами стали двигаться каждый в свою сторону. Мы будто смотрели в небо, но только здесь, на земле, где вся глубина темноты прокалывалась мириадами маленьких вспышек с золотистым оттенком. Все это зачаровывало, словно загипнотизированные, мы стояли в безмолвии и наслаждались тем, что видели впервые в жизни. Ощущалась некая мистика в происходящем, вихри хаотично летающих светлячков на мгновение заставили поверить, как будто мира еще не существует, что они и есть сам мир в своей отрешенности и торжественности.

Мы засыпали. Следуя за своими ощущениями, постепенно удаляясь в глубину сна, мы чувствовали, что это отдаление от людского мира, это постоянное сосредоточение внимания на одной природе как- то подчиняло ей, заставляло чувствовать всю ее внушительность и подавляло и в то же время сближало, плескающаяся и шумящая вода растворялась во внутренней тишине.

Наступило утро. Это еще один случай, когда не хотелось покидать место, где была остановка. В этот день мы проехали всего 300 метров.

Не спеша, мы собрали вещи и ближе к полудню отправились по крутой и каменистой дороге обратно наверх. Во время моего подъема было несколько опаснейших моментов, когда мотоцикл бросало на булыжниках так, что он практически вылетал в пропасть. Адреналин бил фонтаном. Я и Виктор с боем выбрались и остановились, чтобы подождать Сергея, но его все не было. Почуяв не ладное, мы пошли за ним обратно вниз и нашли его немного ниже на обочине с лежащем на боку мотоциклом.

Как выяснилось, во время подъема, он передним колесом наехал на большой камень, перелетел его и во время контакта с грунтом приземлился на него картером, от чего тот не выдержал и лопнул, и из трещин полилось масло. Ситуация казалась достаточно затруднительной. Мы выкатили мотоцикл на вершину подъема и, не теряя время, принялись снимать картер. Выход один- найти аргонную сварку. Но была ли она в Боржоми? Я отправился на поиски. В этом городе ее не было. В одной из местных автомастерских посоветовали ехать в другой город, Ахалцихе, находящийся примерно в 40 км от Боржоми и объяснили, как найти нужное место. Однако, въехав в Ахалцихе, я растерялся. То ли я не правильно запомнил дорогу к мастерской, то ли мне просто не точно объяснили, но я был вынужден искать на нюх нужное место. И вот, как говорят, если ты что- то делаешь правильно, то проведение тебе обязательно поможет в этом. Совершенно случайно я съехал с дороги, протянул немного во дворы пятиэтажных жилых домов и когда уже собирался разворачиваться, мимо меня проезжало такси, которое я остановил с просьбой о помощи, и оказалось что то место которое искал, находилось в тех же дворах, только немного глубже. Не знаю, сюда ли меня направляли в Боржоми, но я нашел то, что искал. Под жилым домом стоял закрытый железный гараж. В тот момент, когда я подъехал, из окна на третьем этаже кто- то выглянул, водитель такси ему что- то сказал по- грузински и велел мне подождать несколько минут. Чуть позже вышел плотный лысый мужчина, но с челкой такой длины, что ею он, обкручивая лысину, почти полностью ее скрывая. Он взял у меня из рук крышку картера и принялся за работу: вырезал поврежденные места, сделал к ним латки и аккуратно приварил. Примерно через пару часов все было готово. Вся работа стоила 40 долларов. Я с радостью забрал деталь, заплатил деньги и поспешил обратно к ребятам в Боржоми, хотелось успеть поскорее, так как уже вечерело, а нам предстояло еще все поставить на место, залить масло и отправиться до темноты дальше в путь. Сергей встретил меня с замученным и видом человека, который попал впросак, увидел из него выход, но поручил это другому, а, ведь как здесь для самоуспокоения было бы уместно выражение «Хочешь сделать что- то хорошо- сделай это сам». Он с некоторым недоверием взял у меня с рук крышку, осмотрел со всех сторон, оценил качество швов, материала, искренне улыбнулся и молвил: «Круто!».

Через час все было собрано и мы выехали на закате в путь с одной поправкой от Виктора: никаких гор, лесов, полей и рек, только дороги и минимум экстрима. И его можно понять, его мотоцикл изрядно пострадал за все наши злоключения, да и чувствовали мы себя несколько вымотанными постоянной борьбой с препятствиями. Мы согласились и по асфальту покатили в сторону Черного моря, в Поти, где намеревались сесть на паром в Украину или Россию. Мы ехали в темноте, постоянно подвергаясь опасности со стороны маневрирующих против правил машин. Бывало, по долгу не было возможности обогнать грузовик из- за бесконечных поворотов и узкой дороги. Мы быстро почувствовали себя себя утомленными, не смотря на то, что проехали слишком мало, и принялись искать место для ночлега. Когда мы остановились, чтобы решить в какую сторону съезжаем с дороги, к нам подъехала дорожная полиция и вежливо поинтересовалась тем, откуда мы и куда направляемся. Мы все рассказали и, не найдя подходящего места, поехали дальше. Через несколько километров нас догнала другая полицейская машина и, включив проблесковые маячки, принялась нас сопровождать. Ехать теперь стало гораздо проще, никто не обгонял, никто не вытеснял с дороги, не подрезал. В таком спокойствии мы проехали около сотни километров, потом автомобиль полиции свернул и мы его потеряли, однако немного позже он вновь нас догнал и уже ехали впереди нас. Так мы доехали до Кутаиси, здесь полисмены настояли, чтобы мы ехали за ними и привели нас на территорию больницы, которая вся была заставлена палатками, мотоциклами и несколькими автомобилями. По сути, сюда, они нас все время и вели. Они думали, что мы из той многочисленной мотогруппы из Греции, совершающей мотопробег «Olive tree routе» через Пекин на Москву и через Украину обратно. Однако они ошибались. А греки здесь остановились не случайно, в этот день, во время движения по горной дороге одного из их группы насмерть сбил азейбарджанский грузовик, выехавший на встречную полосу движения. Тело погибшего находилось в этой больнице и все ожидали дальнейшего хода событий. На наше появление никто не обращал внимания, лишь только грузинская полиция накормила нас вареным мясом с свежим, душистым домашним хлебом и под тосты о вечной дружбе между грузинским и украинским народами, накачала еще и вином. Сытые и уставшие мы пошли спать, не смотря на большое количество людей, вокруг царила тишина.

На следующий день здесь наблюдалось большое оживление, многие собрались в круг и громко что- то обсуждали, чувствуя, что здесь мы лишние, посмотрев все, что было интересно, мы отправились в Поти.

Поти встретил нас дождем. Мы быстро нашли порт и фирму, занимающуяся паромной переправой куда- нибудь, но они ни чем не смогли нас порадовать. Паром на Украину уплыл сегодня утром, ближайший только через неделю, но добавили, что через 2 часа должен отплывать такой же паром из Батуми, и, если поторопимся, нам посчастливится на него успеть. Мы стремглав вылетели из города. До Батуми доехали за час и сразу же начали штурмовать порт. Но и здесь все было не так, как хотелось. Паром, вернее катер в этот день был, действительно, но до Сочи и без возможности транспортировки мотоциклов. И нам пришлось отступить. После мы быстро нашли судоходное агентство, занимающееся перевозками в Украину, здесь сообщили, что паром на Украину отправляется завтра, но билетов нет. Но попросили, чтобы мы не отчаивались, они обязательно постараются что- либо сделать для нас. Через три часа ожидания мы получили утвердительный ответ о нашем отправлении, купили билеты (280 долларов вместе с мотоциклом с человека и 3х- разовым питанием) и ради интереса поехали на пограничный переход с Турцией, который находился примерно в 30 км от Батуми. Здесь мы познакомились с двумя дедушками, путешествующими на мотоциклах, которые откололись от греческой группы, так как, по их словам, во время движения там царит полный хаос и беспорядок, что постоянно подвергало участников движения опасности. И им это надоело, после чего они решили дальше быть самим по себе и посетить сказочный уголок Турции- Кападокию. Одного из них звали Райнер, было удивительно узнать, что он путешествует на БМВ конца 70х годов с пробегом в более 500 000 км. Он поведал, что это был его первый и единственный мотоцикл, который он любил и лелеял, будучи одиноким человеком, словно свою женщину. Быть может, потому он и так и остался по сей день один, живя в своем домике на самом юге Греции. Мы попрощались с ними, поехали искать место для нашего лагеря и, выехав на каменистый берег, откуда открывался потрясающий вид на береговую линию Турции слева и Грузии справа, подъехали прямо к воде, где и поставили палатки.

Весь следующий день мы катались по городу или просто сидели на красиво обустроенной набережной, ели мороженное и вспоминали все, что происходило в течение последних нескольких недель. Когда стемнело, нам пришло сообщение, что должны приехать на погрузку в порт. Все было сделано вместе с таможенными формальностями на удивление быстро. И уже через пару часов наше судно мирно отплывало от берегов Батуми. Благодаря навигатору мы точно знали, где проплывали и с далека, когда паром проплывал в поле видимости береговой линии, могли рассмотреть Сочи, Ялту, Севастополь и в конце Одессу. В плавании мы провели почти трое суток, любуясь открытым морем, дельфинами, бирюзовой синевой моря, закатом и летающими чайками. Это была завершающая стадия нашего путешествия. Мы двигались, но при этом стояли на месте, теперь не наши мотоциклы, а само море несло нас к родной земле, за которой каждый из нас успел соскучиться и мы безмолвно радовались этому тяготению.

А потом был Ильичевск, со всей абсурдностью своей бюрократии, на которую мы потратили уйму времени и нервов, которая вернула нас сразу же в реальность страны, детьми которой мы являемся. Но нас все- таки тянуло домой. Отчего же так тянуло? Не оттого ли, что тело, так пресыщенное ветрами приключений и уже отравленное бесконечными дорогами, хотело, наконец, покоя? До боли знакомого, родного и уже ничем никогда не удивляющего...

Хотелось дома. Теперь образ мыслей стал меняться, возвращаясь к привычному укладу. Мы оглядывались по сторонам и вслушивались в нас окружающее. Непроизвольно и украдкой пытались схватить звуки, запахи, музыку своей земли. Увидеть, вдохнуть то, чего нет в пути. Насытившись вдоволь такого интересного и необычного, незнакомо- нового, в других красках, с иной музыкой и танцами, с иным воздухом и иными звездами на небе, теперь тянуло, нестерпимо тянуло назад. Туда, откуда пришли. Туда, где мир ясен, понятен и прост. Даже если он совсем не прост. Туда, где знакомо пахнет. И пусть этот волшебный сон заканчивается, но мы решили прожить каждый его миг так, словно он был последний. Путешествуя, мы открываем дверь в тот мир, куда каждый из нас мечтал войти. Нужно владеть искусством менять взгляд нам мир и ведать путями постижения жизни. Сидя в своем углу, мы приходим к выводу, что это невозможно. Но порой нам подворачиваются созданные нами же сказки, становящиеся символом собственной жизни, помогающие постичь, кто мы такие и почему так поздно приняли решение, всегда ожидавшее нас. Мы используем эту сказку как основу и творим историю о себе, как о некоем пастухе, пустившимся на поиски своей мечты добывать сокровища, спрятанные где- то на чужой земле.

И я приобрел его. Я вновь нашел себя, почувствовал себя, таким, каким являюсь, без осадка трудностей, былых переживаний и привычного уклада жизни, словно чистый лист, словно дом, в который впустили потоки чистого воздуха, словно легкие, вдохнувшие в себя свежесть раннего утра. Путешествуя, погружаешься без остатка в это великое событие, отсеивая все лишнее, оставляя все самое важное и значимое, как во сне. Наверное, самый ценный анализ переживаемого случается именно во сне, когда нет искажающей псевдореальности, но работают память и чувства. Здесь можно позволить себе расслабиться, отключиться от принятого, обычного, традиционного и тогда, проснувшись, открывается нечто такое, что оставалось так долго незамеченным. Звуки трав, движение воздуха, плеск воды, шорох камней, шепот неба и мелодия солнца. Ритм путешественника, это ритм пространства. В нем растворяешься, становишься его частью и понимаешь, на сколько оно прекрасно! И ты его часть.

Нам попадались люди, которые, узнав, куда и почему мы едем, с недоумением относились этому, но мы и не пытались что- то доказать. Каждый выбирает путь по себе. У кого- то он схож с строгими белыми колоннами, у иных- с обильностью и пышностью самшита. Однако у всех нас одна цель- прожить жизнь так, чтобы она была красивой, как женщина, с красивыми роскошными ветвями и не пустая внутри.



 

Автор: Sandro Niknils

 


Коментарі:

Автор: Claw | 26/01/2009 20:54 | Кому: Усім
Здорово.
Боюсь ещё пяток лет и наши будут неотличимы в таких вояжах от европейцев.

Автор: Ash | 26/01/2009 23:17 | Кому: Sandro Niknils
Оч. полезная статья, спасибо! Ж-))

Автор: .bo | 27/01/2009 00:20 | Кому: Sandro Niknils
Отлично написано! Читал с большим удовольствием!

Автор: Nchurmdaz Відгуки:3 100% | 27/01/2009 00:37 | Кому: Claw
Бояться нечего. Европе - европейское.
Das Motorrad unter dem Fenster am Sonntag Morgen

Автор: no angel Відгуки:24 100% | 27/01/2009 01:54 | Кому: Всем
Очень понравилось! Супер =)

Автор: pan | 27/01/2009 03:25 | Кому: Sandro Niknils
Здорово! Молодцы! Респект!
Увидел интересную штуку у "дедушки" на БМВ багаж (канистра) на пасажирской подножке. Задумался...

Автор: chingis | 27/01/2009 08:15 | Кому: Всем
отлично.

Автор: Rul | 27/01/2009 08:38 | Кому: Sandro Niknils
Нет слов! Хорошо отдохнули Я аж прям зачитался!

Автор: Lesh | 27/01/2009 10:26 | Кому: S.
двоякое ощущение.
с одной стороны - ух ты, кайфные покатушки получились. Здовров.

с другой - ощущение "незавершенности" и какой то "неправильности".
сунулись в Казахстан понизу без подготовки

что за карты на навигаторе были если не секрет?

ЗЫ. Интересно, а вообще кто нибудь на мото Казахстан "снизу" проходил в истории?
(без джипа сопровождения)

Автор: gena_na | 27/01/2009 21:35 | Кому: Sandro Niknils
Торкнуло... как книгу прочитал...

Автор: Ястреб Відгуки:33 100% | 27/01/2009 21:50 | Кому: Lesh
То, что недостигли цели которая намечалась, было обидно до слёз!
Виной тому плохая проработка маршрута и слабая информативная подготовка, изначально планировалось совсем в другую сторону - не вышло с документами...

Вообщем поездкой остались довольны + огромный опыт!

Навигатор Зумо 550, карты Wandereast 1.60.

Проехать на мото по низу Казахстана МОЖНО! Там множество грунтовок которые есть даже в картах навигации. Тем летом множество евромототуристов ломились той же дорогой на олимпиаду в Китай.



Автор: S. Відгуки:10 100% | 28/01/2009 03:36 | Кому: Усім
Вот еще фото с поездки:
http://moto.kiev.ua/gallery/s._/

Автор: brodyaga Відгуки:23 100% | 28/01/2009 07:38 | Кому: Всем
не асилил
НО, МОЛОДЦЫ!!!

Автор: Я-Melkiy Відгуки:91 99% | 28/01/2009 09:53 | Кому: Усім
ШО я могу сказать.....статья забавная,улыбка не сходила с моего лица=)порадовал старика ...спасибо)
Сандро....чет ссылка на фотки у меня не хочет грузиться!!!если еще у кого-то нет картинок,то вот вам еще ссылка для просмотра фоток:
http://photo.bigmir.net/folder/1442588/15

Автор: Most | 29/01/2009 00:54 | Кому: Всем
Долго я ждал вашего отчета, молодцы!!
Отдельное спасибо за красивое повествование.
Новых вам киллометров неизведанных!

Автор: motokostia | 29/01/2009 05:33 | Кому: всем
моя мечта так проехаться.уже 3 года.

Автор: Lesh | 29/01/2009 06:51 | Кому: S.
фотки в галерее не видны

Ястреб
нашел сайт производителя этих карт. Задумался. А можешь выложить скрин из мапсоурса скажем кусочка азербайджана (на максимальной детализации)? сравню с теми картами, что есть у меня.

и еще -у вас координаты места где ставили палатки в Волгограде остались? Выложите, плиз плиз.
ну и вообще все POI что есть интересные.

Автор: mech@nik | 29/01/2009 09:06 | Кому: Sandro Niknils
спасибо за отличную статью, хорошо пишешь, без напряга читаеться на одном дыхании!

Автор: vertolyot | 30/01/2009 03:27 | Кому: Sandro Niknils
спасип, отличная поездка!!!
[в принципе, мне похvй на происходящее...]

Автор: Driver Відгуки:2 100% | 30/01/2009 09:40 | Кому: Sandro Niknils

Мужики, вы просто молодчаги!!! Я пока только мечтаю о таких поездках... А то, что не получилось побывать на Иссык-Куле - ну и хрен с ним, зато сколько колоритных стран посетили, сколько красотищи увидели, сколько экстрима!!! СУПЕР!!!

Удачи в следующих поездках!!! И не забывай писать такие вот мото романы, созданные на реальных событиях - для пока еще мечтающих о дальнобоях, да и для бывалых: очень интересно и впечатляет.

СПАСИБО!!!


Автор: кос | 30/01/2009 21:16 | Кому: Sandro Niknils
Спасибо огромное , прочитал с удовольствием .
Странно как-то получилось с навигатором, хотелось бы узнать подробнее почему так произошло , если уже поняли в чем дело .

Автор: S. Відгуки:10 100% | 30/01/2009 21:34 | Кому: кос
Навигатор жил своей жизнью от границы до границы, ушел в астрал. И почему так было никто не знает. Но мы делали все, чтобы он включился, однако тщетно.

Автор: Я-Melkiy Відгуки:91 99% | 31/01/2009 06:10 | Кому: кос
скорей всего пока ехали по России в дождь влага попала между подставкой навигатора и навигатором.Навигатор не подзаряжался и батарейка которая стоит в самом навигаторе просто села...потом в Казахстане все подсохло и сново пошла зарядка.Говорят,что у кого-то вообще подставки в ливень закоротили и поплавились.А может всетаки и Провидение свыше!....кто знает...

Автор: S. Відгуки:10 100% | 01/02/2009 01:11 | Кому: Я-Melkiy
а я не согласен... гпс был для мотоцикла и расчитан на внешнее использование, а следовательно у него класс защиты должен доходить до IP65, то есть тогда речь идёт о таком приборе, который защищён от проникновения пыли и сильных струй воды. При той температуре, которая была в Казахстане, он мог бы просохнуть и за час, если в него и попала влага. Поэтому, вывод напрашивается сам собой

Автор: CHyZh | 18/02/2009 02:56 | Кому: Всем
Умница!!! Правельных дорог и дальше!!
Заибали...

Автор: rushanas | 18/02/2009 08:40 | Кому: CHyZh
Privet Ukraincam. S udovolstviem procital pro vashe puteshestvije. Molodcy. V maje 6 enduristov iz Litvy chotim objechatj vokrug Ciornogo Moria.. Cerez Armenija Azerbaidzan, Gruzija i dalee cerez Turcyju. Moj vopros. Kak v Gruzii? Spokoino? Ocenj udivil bespredel GAI v Azerbaidzane.
S uvazeniem Rushanas Africa Twin Vilnius Litva www.enduroclub.lt
ja neponial cto nado ot menia v etoj stroke... No blagodaren cto menia zaregisrtirovali. Spasibo moderatoram. Nebudu mnogo pisatj na vash forum. Ponimaju cto citatj menia neudobno. No vas citatj budu mnogo. Russkim vladeju prekrasno...S uvazeniem k Ukraine Rushanas

Автор: S. Відгуки:10 100% | 18/02/2009 19:50 | Кому: rushanas
Привет Литовцам ))
В позапрошлом году ездили вокруг Черного моря.
Весь отчет читай здесь http://www.mototravelteam.com.ua/publ1.html

Автор: rushanas | 19/02/2009 03:52 | Кому: S.
Spasibo Bratishkam za poleznuju info. Gruzija eto zdorovo i interesno. Podtverdilis somnenija po Apchazii. Poetomu rassmatrivaem variant puti cerez Azerbaidzian. Vse kolegi otgavarivajut nas jechatj no blagopolucnaja i barchatnaja zapadnaja Evropa nas ne tianet, tam ne interesno, chotia dorogi vse otkryty bez vsiakich formalnostej. Kazdyj god delaem odin bolshoj dalnoboj. I vsio taki kolco vokrug Ciornogo manit. Vsio v nacialnoj stadii, usilennyj poisk sponsorov a eshcio vizy no vremia estj i echatj uze priot. Esli interesno mogu kinutj info, kak nam idut dela dalshe. Su uvazeniem Rushanas Africa Vilnius Litva www.enduroclub.lt
ja neponial cto nado ot menia v etoj stroke... No blagodaren cto menia zaregisrtirovali. Spasibo moderatoram. Nebudu mnogo pisatj na vash forum. Ponimaju cto citatj menia neudobno. No vas citatj budu mnogo. Russkim vladeju prekrasno...S uvazeniem k Ukraine Rushanas

Автор: malyy | 21/02/2009 10:25 | Кому: Lesh
Неделю читал эту книгу!!)))
Очень поучительно, спасибо!
Красавчики!!!

Автор: Lord Відгуки:44 100% | 29/03/2009 06:49 | Кому: S.
Да поездка супер! Молодцы!

///Live to Ride///Ride to Live///

Автор: G55 | 01/04/2009 05:21 | Кому: S.
Ваши предидушие поездки мне понравились больше. Эта тоже очень интересная, но за рабочий год так надоедает этот долбаный совок, с его мусорами, поборами, ворами арбузов, таможенниками и всякими остальными уродами, что хочется просто кататься..
Иссык-Куль это красиво, Байкал, Казахстан, Камчатка.. Но если бы все черти по дороге вымерли, я бы в сторону Европы никогда может и не посмотрел.. А так меня больше тянет к культуре.. Например был в Турции много раз, но всеравно хочеться приехать на мотоцикле в Стамбул, полазить по старому базару, покурить кальян, прокатиться ввдоль Мраморного моря, сьесть эту долбаную булку с рыбой на Босфоре.. Каждый человек на твоем пути улыбается.. После такого можно и опять зиму в офисе просидеть в воспоминаниях.. -)))

Автор: S. Відгуки:10 100% | 15/07/2009 03:23 | Кому: Усім
Кстати, недавно где- то столкнулся со статьей про комаров. Тот отрезок в этом повествовании, согласно той статьи, описывает тигровых комаров, которые, действительно, активны даже днем. Брррр...

Автор: S. Відгуки:10 100% | 16/07/2009 03:45 | Кому: Усім



Автор: GO 46 Відгуки:1 100% | 23/01/2010 04:33 | Кому: всем
респект и уважуха

Автор: Collider | 23/02/2010 10:22 | Кому: всем
5+

Автор: Dos Ruedas | 22/11/2010 07:17 | Кому: Усім
браво!

Автор: kawa750 Відгуки:1 100% | 05/04/2011 13:49 | Кому: Усім
круто!Так читаеться вроде с вами ездил!Гайцы ублюдки...

Незареєстровані користувачі не можуть брати участі в спілкуванні.

час роботи скрипта: 0.81 секунд

Персональный счетчик статистики WWW.MOTO.KIEV.UA GOBLIN SHOW - ODESSA zaimka.net
  moto.kiev.ua topgun.org.ua rcracing.com.ua