укр eng рус
форуми | щоденники | YouTube | спільноти | архіви | пошук | uaмото | ПДР | FAQ | контакт | реклама | крамниці | хто є хто | 2017
ПОШУК МОТО | 26.8
https://oh.ua/greencard/
Ім'я: Пароль: Забули пароль ? +РЕЄСТРАЦІЯ [?]
Увага! Вхід по незахищеному з'єднанню. Щоб захистити передачу даних клікніть тут »

Архів: Подорожі [»]

Подорожі

Loner: Очарованный странник. ч.1

в livejournal в facebook


Переглядів: 682 • Останній перегляд: 17/11/2017 10:16


"ENCHANTED TRAVELER"

( from Portland to Portland.)

"ОЧАРОВАННЫЙ СТРАННИК"

_____________________________________________________________________________

In loving memory of Alanna

__________________


"Do not bring a knife to the gunfight."

__

"God created the world in seven days,

and on the eighth, He created Harley-Davidson."

__


 

...И внезапно наступило лето. В Нью Йорке оно наступает настоль внезапно, что весны, собственно, и нет- вот была зима, было холодно, а теперь всё вокруг цветёт, птички резвятся, солнышко светит, и уже шумят в окнах air conditioners, ибо температуры стоят повышенные. И уже лето.

Планы на это самое лето были храбрые и размашистые, но научившись на горьком опыте, я знал, что "человек предпологает, а Господь распологает", и всякое может случиться: буйство природы, болезни, семейные обязательства, цены на горючее - да вообще всяческие непредвиденные жизненные безобразия. Поэтому планы свои на длительный прогон я обычно оставляю не вырубленными в камне, а "пластичными", и могу их поменять, в немалой мере, по обстоятельствам.

Как только у детишек закончились занятия в школе, жена отвезла их в Колорадо, к дедушке Линдзи и бабушке Джоанне, и где они немедленно стали работать "младшими вожатыми" в летнем лагере при местном зоопарке. В их обязанности входил уход за малолетками и помощь потерявшимся в поисках туалета взрослым. А так же провод экскурсий для совсем маленьких детей .

Жена вернулась в Нью Йорк через неделю, и я начал уже конкретно подумывать о дате отчаливания от причала, но хитрая жена моя подкинула идею, в корне изменившую мои планы: не ехать обычным путём - в Колорадо с заездом в Миннесоту, а затем уже, после Колорадо, гнать в Калифорнию, а напрямую из Миннесоты пробираться северным путём до Калифорнии, и уже на обратном пути остановиться в Колорадо.Так как идея была правильная, то я немедленно перестроил все свои планы.Дата выезда из Нью Йорка приходилась на 10-е Июля. Оставалось ждать и суметь отпраздновать День Независимости как и полагается- с салютом и весельем, c шутками и прибаутками и снисходительным плеванием в сторону Великобритании. Как бы ни так!

Ибо утром 2-го Июля мне было сообщено, что мы приглашены на дачу в Штат Мэйн на празднование вышеупомянутого праздника. Сумасшедшую эту идею высказала подруга моей жены, Джулиа, которая снимает на лето эту самую дачу в 30-ти милях от Портланда, на озере Sebago. Более того, мне было сообщено, что жена отказывается ехать пассажиром на Кабане, а хочет ехать на своём байке. Никакие аргументы, что её байк она не гоняла так давно, что батарея уже давно умерла, что у неё нет официальной наклейки прохода технического осмотра, что до Портланда ехать неблизко, и что погода обещает быть мерзкой не произвели на мою жену никакого впечатления. Ясно было, что сопротивление- бесполезно, а спорить с моей любимой женой- удел неумных, что могут подтвердить её коллеги по работе.

Поэтому с утра 3-го Июля я оказался в подземном гараже, где моя жена уже лет 15 держит свои байки, один за другим. Когда-то мы жили недалеко от этого гаража, и первоначально он был мой, но когда годы позднее мы переехали на другую квартиру, и я нашел себе гараж поблизости, а место в старом гараже осталось за нами, и жена его оприходовала.


 

Часа полтора я подзаряжал в конец просевшую батарею, не питая особых надежд на оживление японского чуда, однако, к полному моему удивлению байк завёлся, не чихнув, и я погнал в японский дилершип - проверить масло, кой-какие мелочи починить и, заплатя 6 долларов, получить наклейку о прохождении технического осмотра. Всё это было сделано быстро, с шутками и прибаутками знающих меня с незапамятных времён механиков- они знают, как я ненавижу заниматься байками жены, и посмеиваются надо мной- и не успел я выпить чашку кофе, как всё было закончено- безболезненно и недорого.Позвонил жене, сообщил приятную новость.

-Ну вот, а ты волновался! - засмеялась она.


 

Разумеется, я волновался. Когда я еду один, мне сам чёрт - не товарищ, и слабостью нервов я не отличаюсь, но тут.. Любимая жена моя почти год не ездила на своём байке, а до Портланда действительно 400+ миль в одну сторону, и погоду действительно вещали отвратительную, с дождём и ветром. Заволнуешься...


 

Утром 4-го, разумеется, я был готов к выезду в 7 утра. О чём неоднократно и безрезультатно было сообщено любимой супруге. Устав грохотать сапогами по квартире, я в очередной раз проверил наличие еды для псов (мой друг обязался в наше отсутствие их кормить и выводить на прогулки), написал и отправил пару писем, выпил море чая- и, разумеется, выехали мы из Нью Йорка не раньше 10-ти утра. Такова реальность путешествий в компании женского пола, и протестовать, махать руками и подвывать по-волчьи не приводит ни к каким результатам- легче смириться , и искать смысл бытия в кофейной гуще.


 

Выехав из Манхаттана, мы минут через 20 добрались до Таконик Парквэй, и по нему погнали на север. Погода стояла ветренная, серая, но дождя пока не было, и байки бежали резво вдоль лесов и полей- и я начал расслабляться.

-Портланд, так Портланд, думал я, спасибо, что хоть не в Канаду тащит меня жена.

Ибо с годами я всё меньше и меньше стремлюсь к общению с незнакомыми мне людьми, и хотя Джулию я знал, но совсем немного, а её мужа и вовсе никогда в глаза не видел; беспокоился за своих псов, и начинал понимать, что всерьёз соскучился по своим детишкам- а тут эта поездка, да ещё почти перед самым началом прогона- не с руки всё это.. Короче, ворчал я себе под нос всяческие старческие кряхтения и жалобы. И, наверное, ворчал бы и дальше, но выглянуло из-за туч солнышко, ветер поутих- и у очередной заправки я понял, что пора бы и подкрепиться. Благо, рядом с заправкой стоял домик-пряник с пронизывающей всё моё голодное существо вывеской: Diner.


 

Куда мы с женой и ввалились, грохоча сапогами и стаскивая с себя хрустящие кожаные куртки. Официантки вежливо и услужливо закружились вокруг, отличная еда в немалых порциях была подана безукоризненно быстро- и я вдруг понял, что всё это мне нравится, что даже и сама поездка мне начинает нравиться, что мир прекрасен, и что милая моя жена мудра, как кобра- и что выезд из Нью Йорка был именно тем, нужным мне, лекарством. И в который раз с удивлением заметил, что жена знает меня лучше, чем я знаю сам себя.


 

Ехали мы и кружили по всяческим просёлочным дорогам, а в милях 40 от Портланда выехали на 95-й хайвэй и немедленно оказались окружены стаей байкеров- хайвэй ими был просто переполнен. День Независимости, как никак.

Свернув на второстепенную дорогу 302, мы через пол часа доехали до северного побережья Sebago Lake, немалого по размеру озеро, и ровно в 8 часов вечера вкатили на лужайку перед дачей Джулии, где нас поджидала с обедом вся честная компания и одна ухоженная и избалованная псина, немедленно полезшая целоваться.


 

Дача стоит на пригорке, на самом берегу озера, со своим собственным причалом и лодками. Тишина, красота, отличный обед, приятная компания, ласковая собака, и тихое озеро, в котором в сумерки отражался дальний и негромкий салют.

Чёрт бы побрал этих комаров! Но за всё нужно платить..

До полуночи мы о чём-то говорили, что-то обсуждали, и отправились спать, уставшие и довольные жизнью. Мысли о стоимости бензина как-то даже отошли в небытиё. А стоил он тогда, вдруг поднявшись в цене, более 4-х долларов за галлон.

То есть на глазах подорожал в два раза. Было о чём задуматься. Но я не стал задумываться, а просто заснул.

Утро было великолепным, каким оно бывает только в Новой Англии: прозрачным до боли в глазах, блестящим через утренний туман над озером, прохладным и совершенно безветренным. В воздухе стоял едва заметный солёный вкус недалёкого океаны и запах смолы. Тишина нарушалась только равномерным гулом утренних шмелей. Я проснулся первым, и, выбравшись наружу, сидел у озера, пока милые дамы не позвали меня к завтраку. А потом мы оказались в болоте. Т.е. мы сначала упаковали 2 каноэ на крышу Сааба, а потом уже поехали в болото.
 

Для любителей прохладного климата, гонок на яхтах по океану и каноэ по озёрам, для любителей грибов и для охотников и рыболовов, для горнолыжников и скалолазов- т.е. , по простому- для богатых людей, Штат Maine с давних времён являлся, и продолжает являться сейчас, местом исключительным. Большинство этих людей живёт в Бостоне, Нью Йорке иль Филадельфии, а в Мэйн они приезжают резвиться как на выходные дни зимой, так и на немалую часть лета. Большинство этих людей знаются семьями уже много поколений, отправляют своих детишек на лето в одни и те же скаутовские лагеря, в которых когда-то были и она сами, и их родители до них. Частными самолётами забиты все ангары множества небольших местных аэропортов, океанские и озёрные доки- яхтами и катерами, а гаражи- лимузинами. Лыжная индустрия процветает. Вне всякого сомнения, Штат Мэйн- хорошее место.

Даже берёзки там растут, Россию-Матушку напоминают. Что в после-революционные годы привело в Штат немалое количество Белых офицеров, казаков и бывших выпускниц Смольного Института Благородных Девиц. Да и граничит Штат с Канадой, что во времена Сухого Закона спасало всё население Восточного побережья Штатов от жажды, ибо "жажда- ужасная вещь!"

К берёзкам я равнодушен, и хотя вокруг болота их росло немерянное количество, я не бросился , прослезившись, их обнимать и, завывая, сетовать о моей бренной доле- нужно было снимать каноэ с крыши Сааба. Болото, на поверку, оказалось совсем не болотом, а горным неглубоким озером, всерьёз, по самый край заросшим всяческой дрянью, в основном- озёрными лилиями, которые за несчитанные поколения образовали целые плавучие острова из своих корней, меж которых , по открытой воде тёмно-ржавого цвета и отправились на 2-х каноэ моя жена и Джулиа. Никакой живности в озере нет- оно мертво из-за высокой концентрации железа в воде. Однако масса птиц ютится на нём и на его берегах- их никто там не беспокоит. Когда девицы вволю накатались, полезли в каноэ и мы- я, и муж Джулии, Джон, и час, не меньше, медленно кружились по озеру. Красиво и сказочно.

  

  

 

*

Венчались мы 24 года назад в соборе St. John the Divine, и для того, чтобы жениться, священник собора, батя Кинг, в чьи обязанности входило вставлять мозги молодым влюблённым, провёл расследование- и в святой своей наивности вежливо и осторожно спросил меня- шпион ли я..? Как будто, если бы я им был, то я бы раскололся и покаялся.. С тех пор к Англиканской Церкви я отношусь с любовью и уважением. Ибо батя Кинг искренне заботился о моей невесте и её судьбе с мной. Пришлось старика долго успокаивать заверениями о моей невинности и наилучших намерениях. Поверил он, или нет, я не знаю, но разрешение на венчание дал. И, более того, сам же нас и обвенчал в небольшой боковой часовне гигантского собора.

На следующий день после женитьбы, отправились мы, молодожёны, в наше свадебное путешествие. Были мы молодые, нищие, как церковные крысы, ничего не боялись и ничем не были связаны, поэтому поутру после свадьбы погрузили мы в багажник взятой напрокат машины оставшуюся от свадебного празднества еду и пару ящиков шампанского, посадили на заднее сиденье мою борзую псину, Роксану, и отбыли "куда глаза глядят". Избалованные жизнью и родительскими деньгами американские молодожёны едут на Bahamas или в кругосветное путешествие; а мы поехали на Север Штатов. То есть почти в Канаду.

Была поздняя осень, сразу после Дня Благодарения, самого эмигрантского из всех американских праздников. Туристов и протчих праздношатающихся индивидуумов на дорогах почти не было; только что закончился охотничий сезон- и хотя погода нас не особенно баловала, наша "свадебная неделя" прошла отлично- лучше не придумаешь! Мы доехали по Восточному побережью до самой Канады, медленно кружась по сельским дорогам, наслаждаясь неописуемым буйством северной природы, останавливаясь в маленьких городках и посёлках на ланч, охотясь в маленьких лавках за "антиком" или просто гуляя по лесам иль по берегу океана, и красавица моя Роксана гонялась за кроликами, или в театральном испуге отпрыгивала от набегающих на пляж волн- каждая секунда этого путешествия жива в моей памяти, как радостное, и немножко горькое в своей неповторимости, счастливое прошлое.

*

И часть путешествия была в Мэйн. С тех пор я там не был- забираться более на Север, чем Бостон, не было нужды, ибо в пригороде Бостона, Milton, жили дедушка и бабушка моей жены, Warren и Nataly, и в последующие годы, до самой их кончины, мы навещали их на Рождество, а летом ехали навестить родителей моей жены, в Колорадо. Или ехали в Европу. Так что до Мэйна как-то не доезжали.

А тут, естесственно, получив приглашение от Джулии и Джона навестить их- сентиментальная моя жена, естесственно, решила вернуться в места, связанные с тем счастливым временем. Даже самые логичные и само-дисциплинированные женщины подвержены приступам тихого помешательства- и кто мы, чтобы винить их ? Мы, существа низменные, и не думаем о столь возвышенных материях- не дано нам; мы зачастую не помним дней рождения наших жён и детей, а уж про годовщины свадьб- да и подавно! Ибо это для нас- не главное. Нам бы пожрать, да в койку- мы как петухи: "Откукарекал, а там хоть не рассветай!"

Женщины же- они создания нежные, и глубоко и легко ранимые нашими грубыми мужскими сапогами, и сентиментальная их натура смягчает суровую нашу жизнь.

Так я думал, умиленно глядя на мою любимую жену, сидя на веранде дачи. Вокруг вертелась псина Сэйди, нас вживую жрали комары- а мы сидели, слушая тихий шелест озёрных волн- одни. Ибо Джон и Джулиа поехали навестить двух своих детишек в летний недалёкий лагерь, где был организован "родительский пикник на природе"- видимо для напоминания родителям о существовании на белом свете не только денег и развлечений, но и, собственно, и детей этих самых родителей.

Тут я и не прав. Американские родители, в массе своей, и особенно из этого культурного уровня, из этого привелегированного класса, детей своих холят и лелеют, хотя и держат их в суровой дисциплине, а в лагеря летом отправляют детей именно для того, чтобы закалить их умственно, морально и физически.

Лагеря эти - не для "сбрасывания ненужного с рук" на лето- нет, это отлично организованная, проверенная временем и репутацией, "Школа Молодых Лэди и Джентельменов ". Это они, именно они, подростя, будут вести индустрию, развивать культуру, ворочать деньгами и политикой страны. И требуется от них поэтому с ранних пелёнок многое. Ибо они- элита страны.

На следующее утро, 6-го Июля мы попрощались с Джулиа, Джоном и Сэйди, и стараясь не сотрясать утренний прохладный воздух грохотом байков, отправились на Юг, в сторону Нью Йорка. Так как я принадлежу к тому странному виду людей, которым, в принципе, довольно безразлична конечная цель поездки, а вдохновляет меня сам процесс езды, то обычно в наших с женой совместных поездках роль навигатора исполняет она. Что меня вполне устраивает- благо, она в этих краях когда-то жила, и дороги эти хорошо знает- сначала 3 года в старейшей в Штатах частной школе, Phillips Exeter Academy, а затем 4 года в Harvard University, и все эти годы, занимаясь спортом, вместе с женской командой изъездила всю Новую Англию. И через час после отъезда из дачи въехали мы в Белые Горы.

  

 

Я c ними познакомился впервые в 1978-м году- это были первые горы, увиденные мной в Америке, и тёплое чувство к ним навсегда осталось в моей душе. Остановились сделать несколько фотографий, разговорились с группой канадских байкеров, да и поехали вновь- дома нас поджидали наши псы, а дорога впереди предстояла ещё весьма долгая. Байков всех мастей, нужно заметить, на дорогах было просто немерянное число- праздник, выходные, да и погода разгулялась, вот все мотоциклисты и высыпали на прогулку. "Воскресные вояки", как их презрительно зовут суровые байкеры. Но мне всё равно- поднятием руки я приветствую всех- всегда так делал, и менять свои убеждения не собираюсь.

К 7-ми вечера мы вернулись домой, откатав 870 миль. Я вывел радостно повизгивающих псов на прогулку, а вернувшись домой, немедленно зарылся с головой в карты US- до отъезда оставалось 3 дня, и нужна была последняя проверка маршрута . Оставалось ждать утра 10-го Июля.

Если зажмурить глаза, и вслепую ткнуть пальцем в карту Северо-Запада USA, то вполне возможно, что палец ваш уткнётся в Libby, Штат Montana, что рядом со Штатом Idaho, в самом северном углу Монтаны, почти на границе с Канадой. И решил я ехать в Libby. Почему- об этом позднее, а пока мне нужно было хоть приблизительно представить себе маршрут и проследить его по карте.

И выбрать путь желательно по второстепенным дорогам, используя хайвэи только для навёрствывания времени. И когда вся эта умственная гимнастика была завершена, я выехал ранним утром из Нью Йорка, и направил Кабана на Запад.

В первый день езды я обычно стараюсь не гнать и рекордов не ставить, дабы не утомить своё бренное тело- и к раннему вечеру подъехал я к Youngstown, Ohio, проехав насквозь New Jersey и перевалив через Аппалачи, через всю Pennsylvania по 80-му хайвэю.Остановился перед знакомым отелем, пошел регистрироваться, и был приятно удивлён, когда милейшая девушка за стойкой сказала:

- Welcome back, Sergei!

Приятно, когда тебя помнят.

Встал я на следующее утро ещё засветло, собрался, проверил давление в шинах Кабана, и выехав на почти пустынный хайвэй, пристроился за каким-то траком, на отдалении- ежли Бэмби вздумает через дорогу прыгать, пусть это будет проблема трака, а не меня. А прыгают они именно в это, предрассветное время, особливо шустро. А те, кто из них выжил, повторяют те же самоубийственные прыжки и вечером, при закате Солнца. Умом Бэмби не отличаются.

День выдался на удивление удачный- прохладное утро, несмотря на тучи, так никогда дождём и не разразилось, а к полудню выглянуло солнышко, ветер покрепчал, но не сильно; ехать через Охайо и Индиану было сплошное удовольствие. Дорога эта мне знакома до слёз, и по всяческим придорожным приметам я сообразил, что скоро я из Штата Индиана выскочу, но до этого нужно не забыть заправиться на последней бензоколонке до того, как хайвэй, по которому я ехал, I 80-90, разделится на свои составные части, и 90-й пойдёт на Север, к Чикаго, а нужный мне 80-й резко вильнёт налево, на Запад.

И пока я всё это обдумывал, мимо меня пронёсся BMW байк, серии Париж-Дакар, и сидящий на нём немалого размера детинушка приветливо махнул мне рукой- лица его я не видел, ибо он был в полном шлеме , с затемнённым стеклом. Я его тоже приветствовал, и через минуту забыл о нём напрочь, пока миль через 10 я не нагнал его, и наблюдал вот такую картину : детинушка пристроился за траком, и ехал, стоя на подножках, а левой рукой массировал свою, немалых размеров, усталую задницу.

- Ну, всякое бывает, подумал я, вспомнив свои давние проблемы с седлом Спрингера, и не стал беспокоить детинушку ещё одним приветствием, а просто обогнал его, и опять тут же о нём забыл.

Минут через 20 я выехал с Индиана Турнпайк, платной дороги, и, заплатив что-то около10-ти долларов, ещё через минут 5 въехал на заветную бензоколонку.

И сообразил, что не помешало бы и съесть завтрак. И в этот же момент, до кого, как я успел отойти от Кабана, на бензоколонку въехал детинушка. Мы опять раскланялись, и я пошел охотиться за хамбургером. Пока я потягивался, чистил очки от мошек, и пил утренний кофе, вдруг к моему столику подрулил тот самый детинушка, который, при снятии с него шлема, оказался огромным, добродушным, и - черным. Попросив разрешения присесть за мой столик, и получив его, он со стоном присел на скрипнувший под ним стул, ослепительно улыбнулся, и очень вежливо спросил, куда я еду.

- В Либби, Монтана, ответил я.

У детинушки на лице уже не осталось места для большего уважения и удивления. Пора было идти ва-банк.

-А дальше до Тихого океана, спущусь по побережью до Сан-Франциско, затем заскочу в Лас-Вегас, и через Колорадо - домой, в Нью-Йорк Сити.

Детинушка только мигал, глядя на меня. Я понял, что пора сменить тему.

- Что с задницей-то..? спросил я.

-Устала она, горестно пожаловался детинушка; видел моё сиденье?

Видел, разумеется. Полено это, а не сиденье, ежели уж совсем честным быть.. Как огроменный парень, весящий килограммов 120, вообще на этом байке помещался, было не совсем понятно, но то, что его долгострадающая попа явно не помещалась на седле BMW, было видно невооруженным глазом.

-Ты-то куда едешь? поинтересовался я.

-В Black Hills, горестно сообщил паренёк. Мол, раз в году у них там сбор всяческих закомплексованных людей на BMW, сделанный, разумеется, в отместку Стуржису, и почти в том же месте - ну, про комплекс неполноценности людей "не на Харлеях" говорить можно долго, но не нужно. Пусть их.

-А потом, продолжал он, хочу проехать по Колорадо, и на Юго-Запад, в Нью-Мексико и Юта, а потом домой, в Акрон, Охайо.

Я его поздравил с хорошим планом поездки, а потом, жуя хамбургер, как бы невзначай спросил - мол, а ты был-то на Западе..?

Оказалось, что он - девственник, и не был вообще нигде, кроме своего Штата.

Потому и подсел ко мне - с явным желанием порасспрашивать про пути-дороги.

Вспомнил я свои первые поездки по Штатам, и понял, что детинушка нуждается в крепкой братской руке - дать ему подзатыльник за бесшабашную храбрость, и пожать руку, как будущему байкеру.

-У тебя есть минут 15? спросил я.

-Есть, ответил он.

И эти 15 минут я потратил на обучение молодого наивного парнишки суровым урокам жизни на дорогах. Надеюсь, что он их усвоил, ибо слушал внимательно и всерьёз благодарил. Если бы мне с ним по пути было, я бы с ним поехал - отличный парнишка. Но через 3 минуты после выезда с бензоколонки наши пути разошлись, и мы, махнув руками, разъехались.

По 80-му хайвэю я еду обычно до 39-го, и поднимаюсь по нему на Север, тем самым обходя всю грязную громаду Чикаго, и затем снова оказавшись на 90-м хайвэе, по нему еду до Wisconsin Dells, до озера Delton, где обычно останавливаюсь на ночь, чтобы к полудню следующего дня въехать в Эльба, Штат Миннесота.

В Dells полно всяческих отелей-мотелей, кемпингов и просто частных комнат для путешественников, так что никогда я никаких резерваций там заранее не делал, зная, что место мне всяко найдётся на ночёвку.

Так то оно так, но забыл я, что всю весну и начало лета в тех краях лили сплошные, нескончаемые дожди. Когда я подъехал к Dells, я глазам своим не поверил: по обе стороны хайвэя, до горизонта, всё было залито водой.Dells утонули. Как утонули и нескончаемые кукурузные поля с погубленным на этот год урожаем. Останавливаться на ночь мне просто было негде.

Посмотрел на часы, посмотрел на Солнце, ещё высоко стоящее на небе, и так как усталости я никакой не ощущал, решил ехать, пока едется - а там видно будет.

Дело несколько осложнялось тем, что Скотти Дженсен ждал меня в Эльбе только на следующий день, ибо сам он с семьёй был в то утро на ферме своей матушки, и успел ли он уже вернуться в Эльбу, или же нет - вот в чём был вопрос.

-Ну, подумал я, меня в Эльбе знают все, и если Скотти ещё не вернулся, кто-нибудь да приютит меня на ночь- народ там суровый, но меня неизвестно за что любят- и решил я гнать напрямую на Эльбу. Гнал до въезда в La Crosse, где остановился на последнюю в тот день заправку, побеседовал с местными байкерами о цене горючего - все, однако, признали, что нет худа без добра, ибо количество машин на дорогах совершенно явственно уменьшилось, и перевалил по мосту через великую Миссиссиппи - в Миннесоту. Солнце уже клонилось к горизонту, когда я, прогрохотав по центральной улице (их всего две) Эльбы подкатил к дому Скотти.

Семья сидела на полянке рядом с домом вокруг пылающего костра, и все дружно замахали мне руками. Скотти пошел открывать гараж, куда я и закатил Кабана.

Скотти по-медвежьи обнял меня, и вместо приветствия сказал:

- Я твою адскую машину слышал ещё милях в 3-х от Эльбы. Ясно было - Сергей едет..

Эльба лежит в небольшой долине, и все звуки там передаются на большое расстояние, это правда, но-

-Неужели ты по грохоту определил, что это я?- спросил я.

-Ещё как определил!- сказал Скотти.

И я пошел обниматься со всей семьёй.

Поутру следующего дня мы не торопясь добрались до местной едальни, и, заправившись яйцами-с-бэконом, решили, что Дженнифер, жена Скотти, поедет по своим делам, а мы со Скотти будем отправлены на добывание мяса, кукурузы и всего прочего, нужного для большого семейного обеда - и мы отправились в ближайшее к Эльбе место, где всем этим можно было затовариться - в Winona.

Ехать туда, через White Water State Park, минут 15, но мы ехали по пустой дороге медленно, и Скотти показывал мне, что натворил в прошлом году ливень, плавно перешедший в наводнение, и затопивший всю Эльбы и окрестности. Было видно, что наводнение действительно было серьёзное - целые куски дороги были снесены, и только теперь, через год, вновь восстановлены и открыты для транспорта.

На самом деле историю про наводнение нужно начинать с того, что лето 2007-го года у меня совсем не сложилось. По ряду не от меня зависящих причин большой прогон по Штатам, на это лето запланированный, не произошел - мне постоянно нужно было быть в Нью-Йорке, а когда, наконец-то, появилась перспектива поездки, стало ясно, что я даже не смогу провести несколько дней в Колорадо- времени было в обрез. И решено было, что я просто рвану в Миннесоту, повидаться со своими друзьями, и быстренько вернусь назад. И даже этот план поехал боком. Лето 2007 было явно не для меня.

До Миннесоты я, однако, доехал - усталый от непрерывного мерзкого холодного дождичка и тумана. Мой план был остановиться на пару дней в Fairmont у Дэйва, а затем, уже по дороге домой, заскочить в Эльбу к Скотти. В реальности же получилось вот как: едва добравшись до горячего душа в доме Дэйва и взбодрившись душой, я глянул в окно- дождь лил , как из ведра. И лить он продолжал бесконечно, и всё сильнее и сильнее, и грохотал громом и метал молнии, и, судя по всему, утихать не собирался.

Следующие два дня я провёл с милейшей семьёй Дэйва, развалившись на уютном диване, играя с двумя его псами, перед огромным телевизором, настроенным на одну станцию, Weather Channel. А там показывали всяческое страшное, творящееся по всему Среднему Западу - получалось, что залило всё и вся. И картина радара показывала, что будет ещё только хуже.

- Влип, думал я. В гостях хорошо, но мне нужно к определённой дате быть в Нью-Йорке - и возвратная поездка эта ничего хорошего не сулила.

А потом вдруг показали центральную улицу Эльбы, залитую водой под самую завязочку, и объявлено было, что Национальная Гвардия полностью эвакуировала всех, ибо Эльбе, сидящей меж высоких холмов в долине грозило быть не только затопленной водой, но и быть похороненной под тоннами смытой с холмов грязи и песка. Эвакуация была принудительная, без расшаркивания по паркету. Последний кадр репортажа показал печальное и усталое лицо хозяина "охотничьего" бара, Mauer.

Дозвониться до Скотти не получалось никак - селл телефоны в Эльбе наотказ отказываются работать и без дождя, а обычную, подземную телефонную линию порвало почти сразу несущимися с холмов камнями и кусками деревьев.

Устав смотреть страшности, я или чистил артиллерию Дэйва, или забирался в его джакузи и отмокал там часами, вертя в голове все возможные варианты моего возврата в Нью-Йорк. На третий день к вечеру дождь слегка поутих на время.

И мы отправились в Channel Inn, местную таверну и место встречи байкеров, справляющую в тот день свой 10-ти летний юбилей. Там, наконец-то, мне и удалось повидаться с большинством моих друзей. Были какие-то танцы на веранде под открытым небом, под грохот местной группы, но всё это пришлось вскоре прикрыть и перетащить аппаратуру в зал, ибо дождь опять полил весьма солидно. Мы там долго не толкались - Дэйву с раннего утра нужно было на работу, а мне - в поход домой.

Выехал я из Fairmont на следующее утро часов в 7, в холодный, моросящий дождь, и часа через полтора подъехал к St. Charles и съехав с хайвэя, стал пробираться в сторону Эльбы, но на въезде в White Water State Park был остановлен пикетом Национальной Гвардии. Бравые вояки поинтересовались, есть ли у меня какие члены семьи в Эльбе, и узнав, что нет, дали мне от ворот поворот. Мол, один хер, никого там нет, все эвакуированы. Тогда при чём тут семья? - поинтересовался я.

- Совершенно ни при чём, согласились вояки- но нам приказано спрашивать, вот мы и спрашиваем. Пожелав им всего наилучшего, я развернулся на грязной дороге, и погнал на Восток, ныряя между грозами. И именно вот поэтому, из-за всех этих наводнений и тупых вояк я и не сумел в тот год повидаться со Скотти и с его семьёй.

*

Итак, добравшись до Виноны, мы со Скотти отоварились всей нужной для обеда провизией, и решили заскочить в местный Х-Д дилершип - мне вдруг страстно захотелось прикупить и поставить на переднюю дугу Кабана highway pegs, пару дополнительных подножек, чтобы на долгом прогоне, да на пустых и долгих дорогах была возможность размять мои усталые ноги. Когда-то у меня была пара, но я её снял, сам уже не помню, почему, и подарил Скотти. А теперь, прикинув, что прогон "от океана к океану и взад" может моё бренное тело утомить, стал я подумывать о восстановлении подножек на их законное место.

 

Приехали мы к дилершипу, а там какое-то празднество готовилось для ветеранов Ирака; мы пошли искать подножки. Всяческих шикарных подножек оказалось на продажу масса - единственная проблема была в том, что все они стоили хорошо за 100 долларов, а это мне совершенно было не по вкусу. Мне нужны были дешёвые, простые, "старого образца", подножки, которые новыми стоили бы не больше 20-ти.

Поговорили с местными байкерами, вернулись в Эльбу, выгрузили товар, и поехали в следующий дилершип, в Rochester. Там, несмотря на все наши усилия, правильных подножек мы тоже не отыскали, зато пообщались с милейшей Сарой, дочкой приятеля Скотти, которая меня немедленно вспомнила, хотя не виделись мы два года - и тем самым несколько улучшила моё настроение.

Выйдя из дилершипа, разговорились с парой, мужем и женой, кои приехали в тот день на Victory. Ни Скотти, ни я, особенной любви к Виктори не питаем, но, как ни верти, тоже американский байк, и мы с интересом обменивались мнениями о моторах и трансмиссиях с полным гордости хозяином байка. Пожелав ему успеха, мы решили прокатиться по центру Рочестера, придумав себе целью отыскать оружейные лавки и облапать всё оружие, до которого дотянемся. Часа два мы только тем и занимались, и в результате насквозь пропахнув оружейным маслом и утомив вежливых продавцов, мы отбыли в сторону Эльбы.

Ранним вечером мы со Скотти разожгли коптилку и занялись мясом, Дженнифер

готовила кукурузу и салат, и мы чудно и вкусно пообедали, сидя на веранде и отгоняя назойливых каких-то гадов, которые не кусались, как комары, но постоянно кружились, надоедая, перед самым лицом. После обеда нам предстояло быть в баре у Mauer, где не появиться было бы верхом наглости, ибо всё население Эльбы уже прекрасно знало, что я приехал к Скотти, и ожидало моего появления в баре, аки "явление Христа народу" - и ничего с этим поделать нельзя, ибо, если тебя любят, то и ты должен отвечать тем же.

Друзей у меня в Эльбе - море немерянное. И мы пошли в бар. Веселье там стояло в полном разгаре, т.е. по-Миннесотовски тихое и полное самоуважения. Никто не орал, дурные песни не пел, на столах не плясал и на стойку не блевал. И уж тем более кулаками не махал. Степенное немецкое фермерское веселье.

Анекдот есть об этом:

"Один миннесотовский фермер так сильно любил свою молодую красавицу жену, что однажды почти сказал ей об этом.."

Пообнимавшись с женским полом и пожав руки мужскому , мы долго в баре не задержались, ибо нас оттуда умыкнул сосед Скотти, Джон, который несмотря на то, что по профессии он - механик, отводит свою усталую душу- в астрономии.

То ли была полная Луна, то ли Венера попадала в созвездие Карла Маркса - сейчас уже не вспомнить, но Джон выволок огромного размера телескоп на лужайку перед домом, и часа два, захлёбываясь от наплыва чувств, мучил нас, заставляя всех по очереди "прильнуть оком , лицезреть и оценить"- что, собственно, лицезреть и оценить, так никто толком и не понял, но все вежливо кивали головами и издавали дружеские звуки и покрякивания, прильнувши оком.

Когда даже до неунывающего Джона дошло, что энтузиазм публики несколько охладел к разглядыванию тел небесных, он немедленно перекинул тему разговора на моё путешествие, и полез обследовать Кабана и все на него навешанные причиндалы, нужные при дальних прогонах. Я старался ему по возможности отвечать, но уже было за полночь, и мы с трудом выпихали неунывающего Джона из гаража Скотти, и отправились спать.

Утром я проснулся от звука японского мотоцикла. На поверку оказалось, что огромная белая кошка забралась мне на грудь и с немалым энтузиазмом мурлыкала. Погладил кису, включил телевизор- проверить Weather Channel.

Всё выглядело если не особенно солнечно, то и не особенно туманно по дороге в Fairmont. Выбрался из своей спальной берлоги Скотти, и, почёсывая затылок, сказал:

- Проедусь-ка я с тобой до Фэйермонта, Сергей.

То есть это круговая поездка-прогулка на 250 миль.

-ОК, согласился я, но сначала- завтрак!

Что и было сделано, и через час мы выкатили на 90-й хайвэй, и держа крейсерскую скорость в 80 миль в час, через полтора часа вкатили в Fairmont.

Заехали к брату Скотти, Стиву, и его жене, Нанси, которые буквально неделю назад оказались дедушкой и бабушкой- младший сын Стива разродился ребятёнком. Что автоматически делало ребёнка внучатым племянником Скотти. И что немедленно дало мне повод поиздеваться над свежеиспеченными пенсионерами. Но дитё в семью Дженсен приняли с радостью и любовью- Нанси просто цвела от счастья, а Стив, радостно улыбаясь, поглаживал своё немалое брюхо. Новый Викинг родился!

Мы позвонили Дэйву на работу, сообщили, где мы, и через час он подъехал на своём траке. Попрощался я со Скотти - ему ещё в Эльбу нужно было возвращаться, а ветерок крепчал, не останавливаемый ничем на огромных просторах прерий.

Утро следующего дня я провёл в стирке своих вещей, в мытье Кабана и в ожидании Дэйва, который вернулся с работы в 2:30 дня и объявил, что мы должны поехать на ферму, навестить Куртиса. После чего он нырнул в подвал, и появился на свет Божий таща с собой длинный пластиковый кофр и спортивную сумку.

В сумке была мелкая артиллерия и боеприпасы, а в кофре, мистически поблёскивая масляным металлом, лежала новая винтовка, Remington 700 ADL Synthetic 30-06, гражданская версия знаменитой М-1 Garand.

Подмигнув, он сказал: - Сегодня у нас с тобой будет серьёзное веселье, Сергей! Я специально не пристреливал винтовку до твоего приезда - будем это делать вместе.

Кроме того, у Куртиса, насколько мне припоминалось, на стене висела ещё одна 30-06, так что грохот был обеспечен на весь вечер.

Выскочив за пределы городка , мы поехали сквозь нескончаемые поля кукурузы, и через 15 минут , выехав из Миннесоты, оказались в Айова. Где заскочили проведать Peanut в его мастерской, заставленной машинами 50-х и 60-х годов в разной степени реставрации. От заказчиков нет отбоя, ибо делает Peanut своё дело отлично, берёт за работу недорого, и характер имеет солнечный - всегда рад людям, а людям это весьма нравится, особенно уставши весь день сволочиться с тупыми бюрократами и наглыми туристами. А тут- зайдёшь к Peanut-y, а он ещё до всяких разговоров о бизнесе достанет тебе из холодильника банку пива, в кресло посадит, о погоде и о семье поговорит- ну как такого механика не любить?

Узнав, что мы едем к Куртису на ферму хулиганить, Peanut тяжело вздохнул. Он и сам с удовольствием прокатился бы с нами, но работы - по горло, нужно трудиться. Попрощались мы с ним, и покатили по пыльной дороге на ферму.

Куртис уже вернулся с работы, посадил злющего пса на цепь, и выволок пару отличных складных кресел на лужайку перед домом. На складном столе уже лежала его 30-06 и стоял железный армейский ящик с горой боеприпасов. Куртис покупает амуницию тоннами - это ему дешевле обходится, так что стрелять мы могли до посинения. От дома Куртиса в его, собственно, лес, ведёт довольно длинная аллея, и на её дальнем конце мы понаставили пластиковых бутылок и пивных банок, предварительно наполнив их водой - тогда они от прямого попадания очень красиво взрываются, а через просто пустые пуля проходит с такой скоростью, что банка даже не колышется.

Приехал ещё один приятель Куртиса, Джефф, и так как он из-за плечевого ранения ещё времён Вьетнамской войны стрелять отказался, то он и был официально назначен "споттером", и, вооружённый нужной оптикой, следил за нашими успехами. Тут нужно сказать вот что: в Южной Миннесоте охота с 30-06 запрещена. Пуля летит хорошие 5 миль, с убойной силой на 3, а на плоской прерии можно невзначай и завалить какого-то фермера, даже его не видя. Охота с 30-06 в Северной Миннесоте разрешена - там у них холмиков поболе, а фермеров - помене. И если ты невзначай завалишь какого заблудшего индейца, то никто особо не огорчится. В Северной Миннесоте большой любви между белыми и красными нет.

На прикладе новой винтовки Дэйва стояла пластиковая прокладка для уменьшения отдачи в плечо, на винтовке Куртиса никакой прокладки не было, но заряжать её было проще, чем винтовку Дэйва, поэтому было решено пулить из обеих.

И, прости Господи, мы и пулили. После 200 патронов full metal jacket я потерял счёт; плечо ломило, а от банок и бутылок осталось одно воспоминание.

Винтовку Дэйва я, однако, подогнал на 99%- ещё полчаса не помешал бы её довести, но я уже устал и телом и глазами, а распахнув рубаху, обозрел медленно растекающуюся по моему правому плечу сине-красную опухоль. Повеселились на славу, ничего не скажешь! Но - ещё не вечер, и Дэйв вытащил ещё одну бутылку и свой S&W 357, и мы не успокоились, пока у нас не кончились патроны.

Стрелять я уже был просто не в состоянии, и от нечего делать, спросил Куртиса- не завалялась ли где у него пара стареньких подножек для Кабана? Куртис сильно задумался, а затем куда-то исчез. Минут через 10 из его сарая раздался радостный рёв, и Куртис объявился на свет Божий держа в руках именно то, за чем я охотился уже несколько дней- пару старорежимных подножек, и тут же мне их подарил.

Упаковав 30-06 и 357, мы уже в темноте отправились домой, в Фэйермонт.

-Do not be a stranger сказал Куртис. Что значит: не забывай нас, не пройди мимо.

Нет, друзей я не забываю. Никогда, ни при каких обстоятельствах. Плечо ломило всё сильнее и сильнее. Я полез отмокать в джакузи.

На следующее утро мы мирно отсыпались. А когда очухались, то поехали завтракать, а после завтрака заскочили к Butch. Быть в Fairmont и не заскочить к нему- нет, так просто не бывает. Мы с ним старые друзья, и по возрасту тоже- он меня всего на 4 года старше. Все остальные по сравнению с нами- молодняк.

Старый вояка поджидал нас в своём гараже.

Обнялись, пожали руки. Я его тут же изматерил за то, что он 3 месяца назад, проезжая через Нью-Йорк, ко мне не заскочил, а Butch смущённо басил в ответ, что один вид Нью-Йорка подействовал на него, жителя равнин, настолько отрицательно, что он постарался из этого ада выскочить как можно быстрее.

Ну, что делать? Каждому своё.

И попросил я его вытащить карты, и подсказать мне наиболее интересные дороги по моему маршруту - Butch всё на белом свете объездил, и его совет мне всегда помогал. И час, не меньше, мы с ним висели над картами, обсуждая все плюсы и минусы, а я мотал информацию на ус, понимая, что впереди немало неизвестного.

- А зачем ты в Либби едешь? спросил он.

- Понятия не имею, ответил я.

По лицу старого вояки пробежала улыбка; он понял, зачем.

Вечером того же дня мы, т.е. семья Дэйва и я, были приглашены к их другу и соседу, весёлому фермеру Джиму. Сам он землёй давно не занимается, и весьма этим доволен. Немалую его ферму, доставшуюся ему в наследство от отца, Джим доверил управляющему, а сам занимается больше продажей продукции, чем выращиванием таковой. Управляющий работает на зарплату, и волен нанимать и увольнять рабочих сам, а вот решения о покупке новой техники принимаются Джимом по рекомендации управляющего. Все довольны и счастливы.

С Джимом я познакомился в прошлое, дождливое лето 2007, и тут же напрочь о нём забыл, но он, прослышав, что я гощу у Дэйва, тут же нас пригласил к себе.

То ли он хотел похвастаться своим новым домом, то ли ему просто скучно было, но он решил нас развлекать по полной программе. Новый его дом стоит на берегу озера, и подходя к нему с его парадного входа, выглядит, как длинный, одноэтажный полумесяц, приветливо раскинувший свои крылья гостям. Визуально- ничего особенного, чистенько и скучно.

Но в чём гость не отдаёт себе отчёта, это то, что только войдя в дом, начинаешь понимать, что его "парадная часть" является ничем иным, как камуфляжем- дом внутри огромен. Так как стоит он на самом высоченном берегу озера, то только с озера же и становится видно, что он не одноэтажный, а трехэтажный, с огромным патио перед ним, с фонтаном и барбекю. Каждое окно дома смотрит на озеро; в доме 5 спален, две кухни, особый бар, особый кинотеатр и свой бассейн.

В углу патио стоит маленький, 4-х местный открытый лифт, плавно спускающий людей вниз, вдоль вертикального обрыва, к воде, к собственной плавучей пристани, у которой колышутся на привязи два мощных катера. Фермеру Джиму и его семье неплохо живётся на этом свете. Сначала он нас накормил-напоил, а потом мы спустились на лифте к пристани, и на двух катерах устроили гонки, а потом успокоились, остановились посереди озера и долго сидели, глядя на отражающийся в воде закат.

 

Утром я проснулся от того, что кто-то нежно лизал мне ухо. - Джет! сказал я, продрав глаза, и гладя псину, ну вот зачем ты меня разбудила?

В доме было пусто - все с утра разбежались по делам, и Джет было скучно.

Пришлось включить ей телевизор - она немедленно бухнулась на ковёр перед ним, и никакие попытки отвлечь её от политических новостей не привели к успеху.

А я начал потихонечку собираться, ибо это был мой последний день в Миннесоте.

Установил подножки на Кабана, почистил 30-06 и 357, и стал дожидаться Дэйва.

Ввалился он усталый и нервный - на работе опять был какой-то аврал, и Дэйв уже считал дни до начала своего отпуска. Но ждать ему получалось ещё две недели.

Пока он принимал душ, приводил себя в порядок, курил и развалившись в кресле потягивал свой первый коктейль, вернулась домой и Рикки.

  

 

И часов в 6 вечера поехали мы в Channel Inn, практически ежедневное место сбора наших друзей. Там, сидя на веранде и глядя на озеро, народ ел отличные хамбургеры и запивал их всяческим разнообразным питьём. На воде резвились утки и ловили брошенные им кусочки хлеба, а под ними, скользя в тёмно-зелёной мути проплывали огромного, какого-то невероятного размера, карпы. В Америке карпов никто, кроме китайцев, не ест, а так как китайцев в Миннесоте можно сосчитать на пальцах, то карпы и растут до чудовищных размеров.

Постепенно народ стал собираться; кто-то хлопал меня по плечу, кто-то жал мне руку, девицы лезли обниматься - и я остро, до боли, ощутил, насколько мне не хватает всего этого. В Нью-Йорке, сумасшедшем и любимом, моим миром правят иные, "спешные вещи"; у меня полно друзей в Нью-Йорке, но все постоянно заняты, и для встречи нужно заранее оговаривать дату и время свидания.

Я не ропщу - о нет, Бога ради, я совсем не ропщу! Я люблю Нью-Йорк и не променяю его ни на что на свете- но за жизнь в нём нужно платить.

И реализация этой немалой платы приходит ко мне в том месте на Земле, где мои нервы потихоньку начинают расслабляться, где мне не нужно быть постоянно начеку во избежание не-политкорректности, где я могу одеваться так, как мне взбредёт в голову, и никто и глазом не поведёт. Место, где никто никого не судит. Тишина и внутренний покой спускаются на меня, окруженного моими добрыми друзьями. С момента моего выезда из Нью-Йорка прошла ровно неделя.

В 7 утра, 18-го Июля, под серым пасмурным небом я выехал на 90-й хайвэй и погнал на Запад. За полтора часа я доехал до Южной Дакоты и в Sioux Falls, повернув на Север, погнал по пустому 29-му хайвэю.

 

Смотреть, собственно было не на что.

- А тут, сказал мне Butch, начинается SHITLOAD OF NOTHING. И он был прав.

В полную силу я оценил его слова, когда доехал до 12-й дороги, и повернув на Запад, погнал в сторону Aberdeen. Серый, почти черный покров висел над дорогой- я ждал дождя, и оглядываясь по сторонам понимал, что спрятаться от него будет просто негде- вокруг лежало что-то совершенно плоское, лишь изредка прерываемое неглубокими озёрами, по которым ветер гнал зыбь и покачивались утки. Мне нужно было доехать до Абердин, ибо по карте получалось, что только там я смогу заправить Кабана. А до него был SHITLOAD OF NOTHING.

В тот день я никуда особенно не спешил. Закончив первую часть моего путешествия, т.е. повидавшись с друзьями в Миннесоте, только теперь я чувствовал, что вот он и начался, мой отпуск. Едь и наслаждайся. Нюхай и вдыхай.

Ощущай всем телом, всеми порами своего тела, всеми фибрами своей души- вот оно, долгожданное путешествие! А на погоду- наплевать, не страшна нам погода- и посуровее видели. И погода, к слову, стала постепенно светлеть и теплеть. А потом и вовсе жарко стало. И к этому моменту я вкатил в Mobrige, стоящий на берегу Oahe Lake, в который впадает на Севере и вытекает из него на Юге великая

Missouri River. Собственно, я заранее знал, что остановлюсь где-то у реки, т.к. после 10-ти часов в седле, пожалуй, на первый день можно было насладиться заслуженным отдыхом.

Зашел в приглянувшийся мне мотель, спросил:

- Комнаты есть?

- Есть, вещала пухлая девица, 80 долларов, плиз.

-Неа, отвечал я, не пройдёт сей фокус. Я вот только что мимо другого мотеля проехал, там тоже комнаты есть, а туристов- нет. Точненько, как у вас. Как насчёт 40-ка?

Девица аж обалдела от такой наглости, но деваться-то ей некуда было - мотель пустой стоял. Договорились на 60-ти, и я полез принимать душ. А потом, переодевшись в цивильное, пошел на берег реки, фото делать. На другой стороне реки, практически напротив мотеля, похоронен один из последних воинствующих индейских вождей, Sitting Bull, заваливший в Литтл Биг Хорн генерала Кастора и весь его полк - спасся только один разведчик-индеец.

  

 

Рядышком с мотелем был неплохой ресторанчик, где я заправился бизоньим мясом с картофелем, и скоротал вечер, медленно засыпая перед телевизором.

Выяснил, что Mobrige находится на высоте 1676 футов над уровнем моря-окияна. Медленно, но верно я приближался к горам.

______

А на следующее утро, раненько, перекатил я через Missouri River и вкатил прямёхонько в Standing Rock Indian Reservation.SHITLOAD OF NOTHING продолжался, но уже с индейским оттенком. По обеим сторонам дороги время от времени попадался то один, беленький небольшой крест на обочине, то два-три, а иногда и больше. Некоторые кресты были увиты гирляндами или венками искусственных, пластиковых цветов, на иных не было ничего, и белая краска на них потрескалась и пожелтела. После каждого такого места аварии со смертельным исходом стояла небольшая, краткая в своём обращении к мотористам, металлическая дощечка, с призывом: THINK!

Не знаю, как этот призыв отзывается в мозгах пьяных или уторченных метаином индейцев, меня, трезвого, он встряхнул существенно. Кресты эти и надписи я видел как в Южной, так и в Северной Дакоте на индейских резервациях. В последние 5 лет метаин почти заменил собой потребление индейцами алкоголя.

И пока я обдумывал сие странное состояние вещей, незаметно я докатил до Lemmon. Нужно было заправить Кабана, да и я был не прочь съесть завтрак.

Пара каких-то восторженных пенсионеров меня исподволь разглядывала, пока я заказывал себе еду в придорожной едальне, а потом, видимо, уже не в силах сдержать своё любопытство, подошли ко мне, и очень вежливо спросили- мол, я действительно из Нью-Йорка?

-Разумеется, ответил я.

-А то мы твой номерной знак увидели, сказали они, и глазам своим не поверили- редко сюда из Нью-Йорка люди доезжают.. Поблагодарив добрых старичков, я, грешным делом подумал, что на этом разговор и закончится, ан- нет. Их терзал следующий вопрос:

-А куда дальше, по какому маршруту?

Ну, мамки-святы, рассказал им про свои планы. Переполненная тёплыми чувствами бабуля взмахнула руками, обняла меня и от всего сердца, истово, сказала:

- God bless you, son!

Выехав из Lemmon, я немедленно оказался в Северной Дакоте, и пока я её разглядывал и старался сообразить, чем же она отличается от Южной, (ничем) и окруженный всё тем же SHITLOAD OF NOTHING, через 75 миль я въехал в Монтану. И, как по заказу, впереди показались далёкие ещё горы.

В восточной Монтане нужно пристально следить за количеством топлива в бензобаке - заправок там мало - по той простой причине, что людей в Монтане тоже не особенно много. Но, следуя заветам Ильича, тьфу, Butch-a, я не разу без топлива не остался, тем самым сдержав моё обещание самому себе: никогда не оказаться на обочине дороги, по собственной глупости не заправившись топливом тогда, когда для этого была возможность. Более 30-ти лет стажа, и пока, тьфу-тьфу, ни разу подобного конфуза не произошло. И по 12-й дороге так я и докатил до конечной на этот день точки, WhiteSulphur Springs. Милое это местечко- деревушка, собственно, стоит уже при самом въезде в Little Belt Mountains, которые сами являются предгорьем Rocky Mountains.

И всё это мне предстояло пересечь. Красота вокруг стояла неимоверная, но в тот день я не был настроен на красоты, и быстро, найдя мотель и поев , завалился в койку. Пока ты забираешься в горы, ты не особо это чувствуешь, но то, что твой байк и ты вынуждены дышать в два раза активнее, чем на уровне моря, даёт себя знать головными болями, усталостью, а в некоторых вариантах тошнотой и обмороками. Нужно пить немалое количество воды, и стараться не передёргивать свои физические возможности: устал- иди спать. Назавтра, скорее всего, твой организм уже сумеет адоптироваться к новым условиям, и ты сможешь начать новый день езды отдохнувшим и бодрым.

______________

Удивительная часть человеческого характера заключается не в том, что он мерзок и подл- он может быть честным, умным и добрым гражданином, а в его, способного логически видеть мир и беспристрастно его оценивать, полной невозможности видеть самого себя. А это зачастую отсутствует.

То ли это было заложено в нашу DNA, то ли в ходе многовековой истории человечества самообман выработался, как защитный механизм; пусть над этим потеют академики - люди, наиболее подверженные самообману сами, так что ничего умного от них ждать нельзя в любом случае: побрызжут слюной, помахают руками, и, уверенные в собственной гениальности, пойдут пить кислое французское вино, ибо ничего американское они на дух не переносят. Пусть их.

Знаю немало людей, которые считают себя великолепными певцами. Это ошибочное мнение. Всем вокруг понятно, что петь эти люди не умеют и не могут- это ясно всем, кроме самих самообманутых певцов. То же относится к танцам, к поэзии, к бизнесу, к спорту- т.е. ко всему, существующему на свете и недосягаемому в реале теми, кому это не дано.

О байкерах: настоящих, и фальшивых.

Тем, кто всерьёз мнит себя российским "байкером"- лучше дальше не читать. Это я честно, от всего сердца, рекомендую. Ибо никаких российских "байкеров" испокон веков не было, не есть, и не будет. Мальчик Петя на Яве, в валенках и ушанке, с нарисованными на ватнике шариковой ручкой "цветами", при всём его желании, не байкер. Он - мальчик Петя, живущий самообманом. Он даже не совсем "мотоциклист"- он просто малолетняя сопливая шпана. Но ему очень, ОЧЕНЬ хочется быть "байкером"- ну, как Петя Фонда в "Ездоке", или уж на худой конец, как Микки Рурк в "Марлборо ман". Он, мальчик Петя, вполне возможно, очень приятный парнишка. Но до реальности ему- ох, как далеко, ибо даже его страстное желание стать "байкером" построено на лжи, состряпанной в Голливуде из воздуха.

Такие молодые мечтатели , не обременённые ни образованием вообще, а знанием байкерской истории тем более, особенно плодятся в российской и украинской провинции. Там, в оранжереях серости, они и процветают - себе на радость, девкам в сладость, миру на удивление.

Слегка изменённый подвид подобного же "wannabe" являет из себя молодой человек лет 25-30, мелкий менеджер иль программер, купивший себе взамен Явы дешёвый японский "крузер" - и считающий, что наличие кожаных штанов и всяческой навешанной на косуху блестящей мишуры делает его автоматически - "байкером". Вроде и не дурак, а вот в такую конфузию попал. Ну, и существуют откровенные бандиты на мотоциклах. И всё же они - никак не байкеры. Ибо настоящие байкеры живут в Америке. Где, для того, чтобы быть байкером, иметь Яву, валенки, и быть бандитом - не обязательно. Скорее - наоборот.

Но владение Harley-Davidson-ом, оно обязательно. Таков железный закон бытия.

Основная отсчётная точка, так сказать. Японцы в Штатах не котируются никак. А поэтому, будучи сжигаемы на вертеле самосомнения и комплекса неполноценности, мечут они в мото-публикациях яд и откровенную чушь как про Х-Д, так и про байкеров, которых они не знают, и ненавидят за одно то, что самих их не подпускают за мили к тому, заветному, Граалю. А байкерам всё это - "собака лает, караван идёт."

На самом деле, не всё так сумрачно. Есть мотоциклисты, есть байкеры, но и те и другие, используют старый кавалерийский термин, "RIDERS", т.е. ездоки.

А так как мотоцикл, или байк, является логическим воплощением лошади- в металл, то и термин этот, Riders, существует с заслуженной репутацией и гордой родословной. И отличает нас от 4-х колёсных, "Drivers", т.е. "водителей".

___________

Прошло уже несколько месяцев с момента моей остановки в White Sulphur Springs, а я старался припомнить, как же они, эти Спрингс, выглядят - и не мог. Дорогу к ним - помню, выезд из них - тоже, а вот мотель, где я остановился, и какой-то задрипанный бар, где я урвал немалого размера, но совершенно безвкусный хамбургер из бизона - всё это только сегодня всплыло, визуально, в моей голове.

Что значит, что я был сильно усталым в White Sulphur Springs. Но вот утром, с первыми лучами Солнца, подрагивая от холода, я выехал по направлению к горам. И, отъехав миль 5, не выдержал, остановился, и сделал несколько фото. Уж больно оно всё утренней росой блистало и светилось.

 

А затем я все быстрее и выше забирался в горы по совершенно пустой, виляющей меж гор, в каньонах, 89-й дороге, и так как раннее Солнце туда не попадало, а висел там густой, тёмно-серый и холодный туман, то за первые же 15 минут продрог я до костей, до клацанья зубов, до трясучки в руках и в теле - и всё же, как истинный Викинг, на всё плюнул, и гнал вперёд, вперёд... Глупо, конечно. Но что делать? Викинг, он Викингом и остаётся. Но всё кончается, и выехал я на высотное плоскогорье- и хоть солнышко меня согрело слегка. А вдали виднелись заветные Rocky Mountains.

Совершенно окоченев, я въехал в Great Falls, стоящий над уровнем моря 3312 футов, и первым делом закатил в придорожную харчевню. Срочно был нужен завтрак, уют и тепло. Утро было ещё ранним, и харчевня была заполнена нормальными, видимо каждодневными, посетителями. Официантки знали большинство народа по имени. Маленький дополнительный зал, в стороне от основного, был плотно упакован солдатиками - видать, рядом была военная база.

Солдатики явно были зелёными, ибо не одной боевой нашивки я ни у кого из них не углядел, кроме как у их сержанта, омерзительно громкой и противной толстожопой черной тётки, которая голосила без передыху на самых неприятных нотах. Казалось, что если её не пристрелят, то она будет голосить бесконечно, да и при получении прямого ранения в голову пуля пролетит, не задев никакой жизненно-важный орган, а уж тем более мозг, и баба-сержант так и продолжит своё коровье мычанье на высоких нотах, пока не сведёт всё население Штатов с ума.

Я очень быстро съел завтрак и поспешил из харчевни исчезнуть.

По 15-му хайвэя я доехал до Shelby, ничем особенно не примечательного городишки, и, повернув на Запад, наконец-то оказался на 2-й дороге.

Которая, как я знал, приведёт меня к Либби. Всё пока двигалось по плану.

От Shelby, напрямую на Запад, через 54 мили я доехал до Browning, где взяв 89-ю дорогу на Север, через 32 мили, проведённые в Blackfeet Indian Reservation, доехал до St. Mary (ещё 19 миль, и я бы вкатил в Канаду), где, повернув налево, въехал в

Glacier National Park.

-"Самая красивая дорога, на которой я когда-либо был"- сказал Butch.

 

 

53 мили дорога идёт через горы, переваливая через Logan Pass (высота над уровнем моря 6646 футов), мимо Lake McDonald, и в Columbia Falls она опять приводит на 2-ю, знакомую уже, дорогу. И ещё через пару часов, никуда не спеша, по лесной дороге, через Kootenai National Forest, въехал я, наконец, в Libby, Montana. Libby лежит в широкой долине, обрамлённой с Севера Blue Mountain (6040 ft.), а с Юга- Mountain Snowy (7618 ft.).

90% населения там- немцы, из российских "поволжских" немцев, 5% шведы, 4%- норвежцы, и 1%- потерянные во времени и пространстве, индейцы.

Занимается весь этот германоязычный народ лесоповалом, а индейцы- пьянством.

Живут все, однако, в мире и покое. Смотреть в Libby особенно не на что- на центральной улице (она же 2-я дорога) несколько заправочных станций, огромный спортивный магазин с винтовками и удочками, десяток всяческих отелей, мотелей и кемпингов, и пять-шесть мест общественного питания. В Октябре, естественно, проводится October fest, и танцы-пляски народов мира.

В придорожном мотеле меня регистрировали до безобразия долго, что дало мне моральное основание для требования всяческих мною совершенно незаслуженных скидок, но добрая тётка была настолько сконфужена задержкой, что сама сделала для меня скидки немалые, да ещё и извинялась за принесённое мне неудобство.

Приняв душ, я отправился на охоту за чем-то съедобным.

Через дорогу от мотеля стоял милый немецкий ресторан, куда я и забрёл. Ещё было относительно рано; в полупустом ресторане официантки толпились у стойки бара и развлекались рассказами о том, как и где каждая из них сумела испражниться при отсутствии туалета. Оказалось, что материал этот богат шутками и прибаутками и ненавистью, или завистью, к мужскому полу. Немецко-солдатский юмор этот меня скоро утомил, и съев что-то коровье, я вернулся в мотель. Немецкие девушки, когда злы, не хуже Брунхильд из легенд.

И позвонил в Сан-Франциско - сообщить Анн, где я нахожусь, и когда меня можно ожидать. Анн звучала странно, как бы замедленно произнося слова, стараясь безрезультатно сосредоточиться над тем, что говорила в трубку телефона.

-Сергей, если ты стоишь, то сядь сейчас, пожалуйста!- сказала она.

-В чём дело, Анн?- спросил я.

-Четыре дня назад умерла Аланна. Я тебе звонила - твой телефон не отвечал.

-В Миннесоте мой селл никогда не работает- растерянно пробормотал я, как будто ища, и не находя правильного ответа, как будто от этого ответа что-то зависело, что-то могло изменить страшную новость.

Утром следующего дня, прогрохотав по ещё спящему Libby до ближайшей заправки и узнав у милой кассирши как далеко до границы с Idaho, была ли она в Канаде и охотилась ли она на медведя (30, нет, да), и пожелав милейшему городку всего самого лучшего на белом свете, я выехал, обменявшись приветствием с местным Шерифом, в сторону Bonners Ferry. Айдахо я пересёк за час- на Севере Штат узкий, зажатый как в клещах между Монтаной и Штатом Вашингтон. Остановился у Lake Pend Oreille, рассеянно сделал несколько фотографий, голова была пуста, эмоции отсутствовали напрочь.

 

 

Въехал в Штат Вашингтон, и начал спускаться на Юг - времени поболтаться на побережье у меня не было: новость из Сан-Франциско переменила мои планы.

По 2-й дороге доехал до Spokane, который удивил меня своим каким-то деревенско-ярморочным и совсем не-городским характером, несмотря на его размеры; затем по 195-й дороге, затем по 12-й, до Walla Walla.

Про ту часть Штата Вашингтон, что я видел, сказать можно одно: SHITLOAD OF NOTHING. Это высокое плоскогорье, практически плоское, как доска, засеянное пшеницей. Смотреть там настолько не на что, что останавливаться и делать фото мне и в голову не пришло. Через 6 миль я вкатил в Штат Oregon.

По неизвестным мне причинам Штат Орегон тут же немедленно и интенсивно запах мокрой псиной. У каждого Штата- свой запах. Уверяю, Орегон трудно было бы с чем-то перепутать даже посреди ночи. Доехав до Pendleton, я въехал на 84-й хайвэй, и по нему опять погнал на Запад- я знал, что раньше или позже хайвэй приведёт меня в Portland.

*

Аланна была одной из самых необычайных женщин, встреченных мною за все мои годы на этой грешной Земле. Необычность её так же проявлялась в том, что даже саму эту необычность было трудно схватить за хвост, аки Жар-Птицу, как-то квалифицировать, расчленить, положить в банку с хлороформом и повесить ярлык-

Аланна не поддавалась ни под какую бюрократическую классификацию.

Она просто жила - так, как считала нужным; вела себя так, как и полагается себя вести умной, независимой, воспитанной женщине из старой католической семьи.

Она принадлежала к элите, к Свету старого Сан-Франциско, и хотя знала всех и вся, никогда этим не кичилась. В Бога верила тихо, истово, без истерик.

Помогала она всем, кому только могла, всем, чем только могла, даже при ограниченных ресурсах; никогда не отступала от своих принципов ни в чём, и совершенно не умела лгать. Плохо она никогда о людях не отзывалась, следуя указу: "Если нет ничего хорошего сказать о человеке, смолчи".

Мне Аланна спасла жизнь. Она была мне другом - более того, она многому меня научила, многое показала, со многими людьми познакомила - короче, она направила меня, тогда уже побитого жизнью, но в сути своей, ещё неоперившегося птенца, на путь истинный, изменив тем самым всю мою жизнь, дав мне веру в самого себя и в свои силы. Я всегда считал её своей приёмной матерью, и она это знала.

Когда 15 лет назад она оказалась в автомобильной аварии, в результате которой произошла почти полная потеря памяти, одним из немногих людей, которых она вспомнила - не просто по имени, а именно как личность, как человек, с которым связаны какие-то важные в жизни события, был я. И теперь я гнал, гнал по 84-му хайвэю к океану, чтобы потом вдоль него спуститься до Сан-Франциско, на похороны моей приёмной матери, Аланны.

*

Я неожиданно выехал к реке. То есть по карте всяко получалось, что ехать я буду где-то недалеко от неё, а в реальности оказалось, что ехал я по самой кромке огромного берега, и внизу текла она, Columbia River.

 

 

Особой шириной река не отличается- Гудзон, например, шире, но чуешь в ней некую скрытую мощь- к такой реке нужно относиться с уважением.

В верхнем течении оба берега растительностью не отличались; могучие холмы на северной стороне реки обагрились предзакатным светом. Пора было подумывать о ночлеге. Сообразив, что пора бы и заправить Кабана, я съехал с хайвэя, углядев бензоколонку Shell, и пока я качал горючее, спросил суетившегося рядом бензо-служащего: - Мол, а есть ли здесь какое место для ночлега?

Ибо по виду бензоколонки и окрестностей особой надежды на это не было.

-Как же, как же!- встрепенулся престарелый заправочный работник , вот по улице проедешь (тут он показал на одну и единственную улицу) - там и мотель будет!

-А поесть-то найдётся место? - не сдавался я .

-Да там напротив мотеля и едальня есть! - чуть не прослезился от умиления старичок.

Ну, есть, так есть - нужно бы и проверить, что там, собственно, есть. А иначе придётся тащиться ещё миль 20 до Форт Даллес. А делать это уж очень не хотелось - устал я сильно.

И поехал искать мотель. Доехав до конца улицы, я понял, что мотель я умудрился не углядеть - развернулся, и тут же его отыскал. Конторка по регистрации оказалась закрытой, но рядом висел колокольчик, и на поднятый мною трезвон дверь открыла молодая и приятнейшая немка - оказалось, что в мотеле осталась одна, последняя, комната, обладателем коей на ночь я могу, при желании, стать. Тут же подошёл и хозяин, молодой и статный немец - оказалось, что семейная пара только недавно стала владельцами этого мотеля, переехав в пустынное местечко на берегу реки из Ванкувера. Увидев удивление на моём лице, хозяин поспешил объясниться: оказалось, что он фанатичный рыбак, и тем объясняется переезд поближе к местам, славящимися отличной рыбалкой.

- Кстати, сказал он, потому и мотель заполнен сейчас, что проходит местный чемпионат по рыбной ловле. Рыбаков больше, чем рыб.

 

В любом случае, комната для меня была, и я тут же нагло начал давить на снижение цены за неё, и когда жена вопрошающе подняла глаза на мужа, мол, что с ним делать-то, с байкером из Нью-Йорка, он рассмеялся, махнул рукой, и скосил мне цену чуть не вдвое. Если кто там проезжать будет по 84-му хайвэю, то искренне советую остановиться там - вот и адрес:

Rufus Hillview Motel

203 Wallace Street

Rufus,OR 97050

(541) 739-8221

Exit 109 on I-84

Приняв душ и переодевшись, я вооружился картой и пошел опять пытать добрых хозяев - нужно было выяснить, как удобнее добраться до океана, не особенно застряв в трафике в Portland, Oregon. Посоветовали они мне гнать напрямую по 84-му до предела, а потом перескочить на 26-ю дорогу, которая должна была меня привести к самому морю-океану. На том и порешили. А я пошел подкрепляться в Frosty's Lounge - в той самой, единственной, едальне. Рекламировала себя едальня как "семейный ресторан"- однако ни семьями, ни рестораном там не пахло. Пахло до одурения дешевыми сигаретами, кислым пивом и чипсами. Толпились там тракеры, местные фермеры и рыбаки.

Несмотря на мою "гражданскую форму одежды" мгновенно стало ясно, что от местных прозорливых глаз спасенья нет, и все прекрасно уже знали, что в мотеле остановился байкер из славного города Нью-Йорка, и что этот байкер - я.

И пока я поджидал приготовления на огне заказанного мной куска коровы, местное население, один-за-другим, стало ко мне подтягиваться и провоцировать на разговоры. Ну, нам не привыкать, и я с удовольствием провёл время в дружелюбной компании. Они меня про Нью-Йорк пытали, я их - про местную экономику; им было интересно узнать про чёрных - а мне про индейцев. Всё закончилось приятнейшими разговорами о байках, т.е. о Харлеях и Индиан.

Никаких других они просто не признавали. В мотеле, проверив по телевизору прогноз погоды на завтра, я рано заснул - впереди вырисовывался трудный и долгий день. Нужно было спешить.

 

Утром, ещё в темноте, я упаковал Кабана и, подъехав на знакомую уже бензоколонку, проверил давление в шинах. Пока я этим занимался, выглянуло прохладное утреннее солнце, и я выехал на хайвэй.

Миль через 30 я решил подкрепиться - утренний холодок подсказал мне, что лучше это сделать раньше, чем позже. Углядев вдалеке золотые арки МакДоналдса, я к ним и подкатил - завтрак в сиём заведении меня никогда не радовал, но так как надежды на то, что какое иное заведение ранним утром будет открыто, было мало, то и пришлось довольствоваться тем, что есть.

Оглянувшись вокруг, я вдруг сообразил, что я - единственный белый человек, окруженный со всех сторон индейцами. Индейцы стояли за стойкой, индейцы стояли терпеливо в очереди за завтраком, индейцы неторопливо свой завтрак поедали, а на кухне над приготовлением этого завтрака трудилась целая бригада Чингачгуков.

Милая девушка за стойкой меня спросила, что бы я хотел на завтрак, и получив заказ, не моргнув глазом, задала стандартный вопрос:

- Вам с собой завернуть, или здесь завтрак есть будете?

Их так в МакДоналдс Университете учат всех спрашивать.. С утра я не всегда самый добрый, да и вообще терпением не отличаюсь, но тут я даже злиться не стал, только тяжело вздохнул, и развёл руками.

- Милая, сказал я, посмотри на меня. Я весь в коже и обвешан металлом.. Ехать по хайвэю, жуя завтрак и запивая его кофе - удел людей в клетках на четырёх колёсах.

Мне же придётся присесть тут, за безобразно маленьким пластмассовым столиком на одинокой ноге из металлической трубы, и съесть мой миниатюрный завтрак посреди твоих соплеменников.

Завтрак меня если не совсем подкрепил, то, по крайней мере, согрел. Минут через 20 я увидел впереди Mount Hood, и съехал на обочину сфотографировать гору во всей её снежной красоте- 11239 футов над уровнем моря. Хайвэй был практически пуст; по поверхности реки ехало на рыбалку гораздо больше народу, чем по хайвэю. Река становилась всё шире и шире, растительности на обеих берегах, как на стороне Вашингтона, так и в Орегоне становилось всё больше и зеленее, а небо становилось всё серее и темнее. Когда пришла пора заправлять Кабана, то на заправке я одел на себя тёплые и водонепроницаемые вещи, и так и въехал в Portland, Oregon.

Дождя, однако, не произошло, а Портланд оказался ничем особенно не примечательным небольшим городком, из которого я довольно быстро выехал, и отыскав 26-ю дорогу, поехал по ней неторопливо на Северо-Запад, к океану, через небольшой горный массив. Дорога вилась через красивейший лес, и единственная проблема была в том, что обогнать едва движущиеся "семейные автобусы" на ней было предельно трудно - в большинстве ситуаций дорога была однолинейной, а народ, едущий на пляжи, никуда особенно не спешил.

Но всё кончается, как кончилась и 26-я дорога, и, свернув на Юг, на 101-ю дорогу, в Cannon Beach, я встретился, наконец, с Тихим Океаном. Дальше пути не было- я достиг самой Западной точки моего путешествия; остальная дорога впредь лежала на Юг и Восток.

Карта маршрута.

>> Конец первой части <<

---

Сергей Бетехтин-Талепоровский, LONER Sergei O. Betekhtin
Народився: 06-06-1953
Країна: US o fA
Місто: NYC (с)

Февраль 2009 года

New York City.

 


Матеріал по темі: Статьи LONER'a »

Коментарі:

Автор: Hills Відгуки:1 100% | 23/03/2009 22:15 | Кому: Loner
Ну наконец-то!

Все зае... , но не ...БИСЬ

Автор: Hills Відгуки:1 100% | 23/03/2009 22:19 | Кому: Loner
заплатя 6 долларов, получить наклейку о прохождении технического осмотра

Грешно над нами так издеваться

Все зае... , но не ...БИСЬ

Автор: Buzzkeeper | 24/03/2009 02:56 | Кому: Hills
красиво у вас там, ояебу

Автор: slliper | 24/03/2009 05:14 | Кому: Hills
У нас места и не хуже есть!

Автор: Тоха | 25/03/2009 07:05 | Кому: slliper
Только дорог таких нету

Автор: Voyager | 25/03/2009 07:40 | Кому: LONER
Давненько не слыхать Вас дядьку!
Приятно попутешествовать с Вами.

Автор: Alex99 | 03/04/2009 03:16 | Кому: Voyager
Лихо прохватил, маршрут-то чуть ли не через все штаты

The good die young

Автор: vandal89 | 23/05/2009 01:13 | Кому: Alex99
да дороги там і в правду прікольні а краєвиди на Україні є і ліпші!!

Автор: LONER | 02/06/2009 01:46 | Кому: Blomorphic
Нет.Читать нужно внимательнее. Ты именно полноценный мотоциклист, но никак не байкер.
И с каких это пор Синус стал знатоком Америки? С тех пор, как я его по ней прокатал?.. =0))

Автор: SS.Flash | 16/01/2010 11:22 | Кому: LONER
Еще раз, на досуге, прочитал твое повествование, и еще раз хочу поблагодарить за него.
Во-первых, для меня это было очень приятным чтивом, а во-вторых, чтивом, исключительно информативным и полезным.

Ну, и как благодарный (равно как молодой и наивный) читатель, позволю себе несколько вопросов.

Твоя позиция по отношению к "bikers" Старой Европы и особенно бывшего СССР мне предельно понятна.

Признаться, если бы молодые уроженцы Оклахомы, насмотревшись кинофильма "Тарас Бульба" одели шаровары, выбрили бы себе голову и стали б танцевать гопак - я бы тихонько офуел. И как потомок, и все дела, наверное высказал бы недовольство, по поводу непричастности первых к последним. Может быть.

Но, признаться, вопрос несколько в другом.

Как ты, должно быть знаешь, в Europe и даже, черт подери, в Easten Europe (сюда, о ужас, относится Украина и даже кусок РФ) уже имеют представительства очень уважаемые американские MC.

Так вот, собственно вопрос, без "бэ" и претензий - неужели американские носители Традиций настолько ошибаются, называя братьями европейцев и бывших совков?

Спасибо за внимание, с наилучшими пожеланиями здоровья и благополучия.

Автор: SS.Flash | 16/01/2010 12:04 | Кому: LONER
Простите за помарки, не особо трезв.. Пьятница

Автор: LONER | 22/01/2010 01:39 | Кому: SS.Flash
В светлые сталинские времена все дружно пели: "Русский с китайцем- братья навеки!"
Наивные китайцы искренне верили, что так оно и есть. В то время как каждому руссому было понятно, что китаец- желтая обезьяна. Понятно объяснил? =0))

Автор: SS.Flash | 22/01/2010 08:35 | Кому: LONER
Да, спасибо. Я всегда знал, что я в некоторой мере абизяна.

Автор: Nagval | 07/04/2011 09:51 | Кому: Усім
Местами было даже интересно, но элитарная позиция автора и его фанатичное отношение к определённой марке мотоциклов немного портят позитивное впечатление от прочитанного.

Незареєстровані користувачі не можуть брати участі в спілкуванні.

час роботи скрипта: 0.33 секунд

Персональный счетчик статистики WWW.MOTO.KIEV.UA GOBLIN SHOW - ODESSA zaimka.net
  moto.kiev.ua topgun.org.ua rcracing.com.ua